Общество

(ВИДЕО) Илиан Кашу: «Пока мы 20 лет спорим об идентичности, улицы подметать некому»

Как западный опыт управления городами может пригодиться Молдове главный редактор «Панорамы» Владимир Тхорик выяснял в передаче «Без мифов» на Pan.md, гостем которой был политолог, вице-председатель «Нашей партии», кандидат в примары Кишинева Илиан Кашу.

— Одна из причин, по которой я пригласил вас на интервью, заключается в следующем. Раньше я думал, что разговоры о благоустроенности даже провинциальных городов на Западе — очередной пропагандистский миф. Но после того, как я побывал в городке Сиракузы – том самом, где вы семь лет работали, я понял, что Кишинев не дорос до уровня комфортности даже этого городка. А у вас какие впечатления остались от этого провинциального американского города?

— Серьезно? Приятно слышать. Вы первый молдаванин, от которого я слышу, что он там побывал. Да, я в Сиракузах учился, а потом работал. Главная достопримечательность городка – университет, который гордится самым лучшим в США факультетом государственного управления. Этот факультет уже лет пятнадцать опережает по уровню обучения факультеты таких знаменитых университетов, как Гарвард и Стэнфорд. Я учился там в аспирантуре сразу на двух факультетах – политологии и государственного управления. Действительно, это очень уютный город. Хотя зима там начинается в октябре и заканчивается в начале апреля, я не переставал удивляться быстроте и качеству уборки снега городскими властями. Его так быстро чистили, что создавалось впечатление, что снег в Сиракузах убирают до того, как он ляжет на землю.

Если говорить о летнем периоде, то там так чисто, что не надо приводить в порядок обувь, как мы делаем дома каждое утро или каждый вечер.

Еще этот маленький городок отличается от Кишинева тем, что там все засеяно травой, а в некоторых местах открытый грунт посыпают специальными опилками. Это позволяет сократить уровень пыли в воздухе до минимума. У нас же приходится по два раза в день менять рубашку.

Там городские власти реально выполняют свою работу, а не занимаются политикой. Казалось бы,  делают самое элементарное. Но это возможно и в Кишиневе.

Вот еще пример кишиневских реалий: посеяли траву перед Домом правительства, но горожан отгоняют от газона полицейские. Хотя на Западе считается обычным делом присесть с друзьями или семьей на газон, отдохнуть.

Мы не умеем, как большие державы, производить атомные станции или атомные подлодки, военные истребители. Но мы в состоянии разбивать нормальные газоны, сеять траву, подметать улицы, устанавливать урны. Но почему-то даже после восьми лет правления Либеральной партии и Дорина Киртоакэ в Кишиневе мы еще обсуждаем проблему мусора, урн, парковок, бездомных собак… Мы говорим об элементарных проблемах, которые нормальная местная власть давно должна была решить.

Если бы эти проблемы решили, мы бы обсуждали сегодня мегапроекты по инфраструктуре, кольцевой дороге или строительству большого стадиона в Кишиневе.

Почему-то за последние 20 лет власти не могли всерьез говорить о реальных перспективах строительства в городе новых детских садов или яслей.

Да, к сожалению, нам еще приходится обсуждать грязь на улице. Но какие проблемы обсуждают жители Сиракуз?

– Уж точно не тему грязи на улицах и мусора. Кстати, там, как и в Евросоюзе, уборка и переработка мусора — прибыльный бизнес. Там за этот рынок идет конкурентная борьба. Я не утрирую, но одна из проблем, волнующая сиракузцев, — реагенты для уборки снега, которые разрушают обувь. В отличие от Кишинева, у жителей западных городов есть такое понятие, как Collective action.

Субботники?

– У них это понятие гораздо шире. Это и коллективный прессинг местных жителей на власти города в тех случаях, когда не решается какая-то проблема. Там люди без проволочек, в случае неудовлетворительной работы местной администрации, подают на нее в суд. И выигрывают, поскольку суды и закон работают. Когда я вернулся в Кишинев и попытался с соседями решить банальную бытовую проблему, меня поддержали лишь несколько человек. Остальные решили выждать, чтобы их проблему решили другие. В Америке за свои права готовы бороться все. Вот в этом и суть Collective action. И поэтому у них нет такого беспредела, как у нас.

Да, я могу это подтвердить. В Сиракузах у меня есть товарищ, который работает юристом. Он уверяет, что любой гражданин может запросто решить в суде любую бытовую проблему.

– Это и есть европейская практика.

А как примару Кишинева Дорину Киртоакэ удалось создать себе имидж европейца?

– Благодаря риторике и чистой пропаганде. Мы должны смотреть не только на эмблему, но и на суть, на поведение чиновника. Только так надо оценивать и Киртоакэ, и представителей власти любого уровня.

По вашему мнению, нынешний примар не соответствует европейским принципам?

– Если не принимать во внимание риторику, мы увидим, что в примэрии работают его родственники, что он принимает на работу членов Либеральной партии, множество тендеров почему-то выигрывают либералы…

Может, он расплачивается со своими спонсорами, которые финансируют его партию?

– Возможно. Я не знаю наверняка, но это однозначно не поведение европейского примара и менеджера.

А вы откуда получаете финансирование на свою избирательную кампанию?

– Меня поддерживает «Наша партия», счет которой пополняется благодаря взносам и пожертвованиям. Мы работаем в строгом соответствии с законом.

Вы считаете, что состоялись как политик?

– Я двадцать лет изучал политику, но всегда узнаю что-то новое. Главное, чтобы было желание каждый день совершенствоваться.

Вы уверены в себе?

– Я уверен в себе на 100%!

Почему тогда на некоторых баннерах, я заметил, ваша фотография расположена вместе с фотографией Усатого?

– На румынском это называется transfer de imagine, то есть передача имиджа. У нас в стране есть бренд – Усатый. Он – национальный лидер, но меня, по сравнению с моими оппонентами, мало знали до предвыборной кампании. Этим и объясняется то, что на баннерах я вместе с лидером партии, моим соратником Ренато Усатым. Это элементарно, так делается и в других странах, и в Европе, и в США.Кашу_2

Значит, вы считаете себя проевропейским политиком?

– Термины «европеец», «проевропеец» на протяжении последних шести лет были дискредитированы в нашей стране. Как «коммунизм» в СССР или при Воронине.

Так кем вы все-таки себя ощущаете?

– Промолдавским политиком. Я сторонник консолидации государственности Республики Молдова. Я хочу и умею общаться и с Востоком, и с Западом. У меня такие навыки есть, и я всегда привожу в пример то, как наш факультет в США тесно сотрудничал с факультетом госуправления МГУ им. Ломоносова. Сотрудничество было на уровне МИДа РФ и Госдепартамента США. Это очень простой пример, но распространенный. Поэтому ваш вопрос о том, проевропеец ли я, не имеет смысла. Надо быть прагматиком, когда разговариваешь с Востоком и Западом. Нужно, в первую очередь, учитывать национальный интерес.

Но вот читатели интересуются: кто «командировал» вас в «Нашу Партию»? ЦРУ или ФСБ?

– Это была моя личная инициатива. Я понимаю суть вопроса, поскольку мы находимся в постоянной геополитической войне или пропаганде. У людей есть предрассудки, мол, учился парень молдавский в США, значит, его завербовали.

Так вас пытались вербовать?

– Нет, никогда. Тем более что я работал в разных странах. Был и комментатором на Би-би-си, и на радиостанции «Голос Америки», работал на «Свободной Европе». Кроме этого, никто ко мне не подходил из ФСБ и в Москве, где я трудился над диссертацией по реформе пенсионного обеспечения России.

Чтобы закончить тему спецслужб: у вас были когда-либо мысли и сомнения, что Усатый может быть агентом ФСБ?

– Вы знаете, это чистейшей воды пропаганда и информационная война.

Как вы считаете, Кишинев как город важнее Бельц?

– Почему-то всегда внимание общества было приковано к Кишиневу как культурному, экономическому и политическому центру страны. Но я считаю, что Усатый правильно решил, начав поднимать статус регионов и менять стереотип о значимости городов.

Популярен еще миф, что баллотироваться в Кишиневе ему не разрешила Москва, чтобы не составлять конкуренцию человеку Додона.

– Это предрассудок. Был бы Усатый человеком Москвы, как вы, Владимир, рассуждаете, сняли бы его с парламентских выборов.

Вам лучше знать.

– Оставим эти стереотипы и пропаганду. Усатый не проект Москвы. Если бы это было так, то в его команде вы бы не нашли человека, как Илиан Кашу, который профессионально состоялся в США. У нас в партии есть разные люди – и те, кто считает себя молдаванами, и те, кто румынами.

А вы себя кем считаете?

– Я молдаванин, который говорит на румынском. Я называю язык румынским, а Усатый –молдавским. Но мы общаемся без переводчика. В том-то и проблема, что пока мы 20 лет спорим о названии языка, об идентичности и истории, улицы подметать некому.

Да, унионистский вопрос вновь обсуждается в СМИ. Он может «взорвать» молдавское общество?

– Не думаю. Это просто страшилка, чтобы отвлечь внимание людей от реальных проблем. К сожалению, пора менять подход к нашему мышлению. Мы почему-то не говорим о развитии, а обсуждаем кражу миллионов.

Но вы же как-то собираетесь бороться с коррупцией? Тотальными чистками в аппарате примэрии?

– Да, нужно начинать это делать. Дальше продолжать так нельзя. Я и моя команда станем примером соблюдения закона. В этой стране и примар, и премьер-министр должны соблюдать закон, а потом требовать этого от простых граждан.

Вы считаете, что это возможно?

– Конечно, у меня же будет команда, которую я намерен подбирать по профессиональному принципу. Уточню, не по родственному или партийному принципу.

Кто с вами идет в муниципальный совет?

– Они не суперизвестные, но профессионалы. Это адвокатыИгорь Шеремет и Игорь Похила, бывший депутат Александр Петков, бизнесмен Виталий Чобану… Еще у нас в списке много молодежи, так что в свои 43 я для них старый дядя (смеется). Кстати, я в партии начал работать над партстроительством, начал учить своих молодых коллег тому, что узнал еще в Сиракузах: как вести себя на дебатах, как давать интервью, как работать с людьми…

– Вы говорите о партии. В Молдове есть хоть одна настоящая, проевропейская партия?

–Я таковых не знаю. Повторю, что последние 5-6 лет слово «проевропейский» в Молдове было сильно дискредитировано, а потому бессмысленно доказывать, кто более проевропейский. Надо реабилитировать элементарные демократические нормы, которые должны быть видны в поведении политиков, а не в их риторике. Должна начаться реальная борьба с коррупцией в высших эшелонах власти. А вместо этого сегодня идет информационная война, в ход пошли страшилки, что, мол, придут пророссийские партии и Европа с США перестанут давать стране деньги. Но европейцы и американцы помогают не политическим партиям, а народу. Наша выгода в том, чтобы в стране перестали воровать. Это в интересах и партнеров, как с Запада, так и с Востока.

Поскольку мы беседуем в формате передачи «Без мифов», я прошу вас, как политолога, высказать свое мнение о том, чем все-таки вредны мифы?

– Они очень вредны. Особенно сейчас. Общество живет геополитическими мифами, а это вредит нашей стране, потому что мы не можем решать простые проблемы из-за этих мифов. Мы еще остаемся на разных баррикадах. Мы спорим о геополитике, языке, идентичности и истории. Мы спорим уже 20 с чем-то лет –  с тех пор, как на карте мира появилось наше государство. Это ничего не дает. «Наша партия» и я, кандидат Кашу, – сторонники сплочения всех наших граждан. Пора решать самые насущные, больные, элементарные проблемы людей.

ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ

Виталий Возной, председатель общественной организации «Любимый город»:

Как вы намерены бороться с «распилом» муниципальной собственности?

– Когда я буду примаром, сделаю все для того, чтобы земля продавалась на открытых аукционах по рыночной цене. Ведь это очень солидный источник пополнения местного бюджета, и на эти деньги мы могли бы решить множество проблем, включая инфраструктурные вопросы. Сегодня поведение примэрии предельно странное – в случаях отчуждения муниципальной земли местная власть часто выжидает, пока пройдут все сроки обжалования незаконной сделки.

Игорь Калдаре, кандидат в примары Кишинева от электорального блока Lista Poporului:

Господин Кашу, во время избирательной кампании вы говорите, что много учили. Скажите, каков ваш реальный опыт в реализации проектов от начала до  завершения?

– В 1995-1996 годах я работал в одном проекте технической помощи в области реформы системы правосудия в Молдове. Вот в рамках этого проекта, при моем содействии, был получен грант в 100 тыс. долларов на ремонт здания Союза адвокатов РМ, расположенного по улице Бэнулеску-Бодони.

А сегодня привлекать гранты для разных проектов еще легче. Есть же хорошие примеры сел, в которых, при отсутствии ассигнований правительства, на гранты реконструируют различные здания, строят водопроводы. Поэтому и «Наша партия» намерена делать акцент на привлечении грантов, а не на кредитах, которые нужно отдавать.

Вы надеетесь получать гранты и в посольстве США, в здании которого Усатый обещал открыть пиццерию?

– Это была метафора. Не сделает он такого. Еще важно понимать, что мы – промолдавская партия, а потому готовы говорить со всеми зарубежными партнерами, учитывая интересы Молдовы. Кроме того, мы против всяких клятв тому или другому «большому брату».

ru1.md

Добавить комментарий

Комментировать...