Общество

Все явное становится тайным. Как чиновники избегают разглашения общественно значимой информации

Журналисты часто сталкиваются с проблемой доступа к информации. Чиновники или пресс-службы ведомств нередко отказывают в ней, ссылаясь гостайну или закон «О защите персональных данных». При этом отговорки госучреждения делают крайне избирательно. Обычно так поступают, когда запрашиваемая информация может навредить репутации ведомства или самого чиновника или затрагивает антикоррупционную тематику. NM разбирался, правомерно ли это — сообщает портал Newsmaker

Пять причин отказа

Журналистам и общественным деятелям важно понимать, в каких случаях чиновники могут отказать им в доступе к информации. Эти случаи описаны в законе «О доступе к информации», принятом в 2000 году. Согласно документу, власти могут отказать в выдаче информации, сославшись на пять причин: защита персональных данных, конфиденциальность информации коммерческого характера, информация об оперативной деятельности силовых структур, информация о результатах научных исследований и гостайна.

При этом отказ чиновников в выдаче информации должен быть соответствующе оформлен. В законе прописано, что «отказ в предоставлении официальной информации, документа оформляется в письменном виде с указанием даты написания отказа, фамилии ответственного лица, причины отказа со ссылкой на нормативный акт (наименование, номер, дата принятия, источник официального опубликования), на котором основывается отказ, а также процедуры обжалования отказа, в том числе срока давности».

Если человек, который запрашивал информацию, посчитал, что его права относительно доступа к информации были нарушены, он имеет право обратиться в 30-дневный срок к руководству ведомства, которое отказало в информации. В случае, если ответ руководства не удовлетворил просителя, то он может обратиться в административный суд.

Тайна, покрытая законом

Корреспонденты NM также сталкивались с подобными отказами в доступе к информации. Так, в январе этого года корреспондент Николай Пахольницкий при подготовке материала о назначении на должность третьим секретарем посольства Молдовы в Турции сына депутата Нае-Симиона Плешки Сорина Плешки, ранее подозреваемого в убийстве собственного брата, обратился с соответствующим запросом в министерство иностранных дел и европейской интеграции. Вопросы о том, когда он был назначен, почему выбор пал на Плешку и есть ли у него необходимый опыт в дипломатии, в МИДЕИ не ответили, при этом пресс-служба ведомства, ссылаясь на закон «О защите персональных данных», интересовалась, зачем изданию эта информация и есть ли у NewsMaker лицензия оператора национальных данных от Наццентра по защите персональных данных.

Ответ о том, что полученная информация будет использоваться для написания журналистского материала, МИДЕИ не удовлетворил. В ответном письме ведомство вновь сослалось на вышеназванный закон и не предоставило нужные сведения. Связан ли отказ ведомства с тем, что согласно закону «О дипломатической службе» в диппредставительство или консульство может быть отправлен лишь дипломат, отработавший в МИДЕИ не менее двух лет, в то время как Плешка ранее работал в погранполиции, остается только догадываться.

Еще один случай отказа предоставить запрашиваемую NM информацию связан с несколькими госпредприятиями. Корреспондент издания готовил статью о том, какие компании оказывают охранные услуги госпредприятиям в Молдове. Он отправил письма в несколько госпредприятий, среди которых Moldtelecom, Poșta Moldovei, Tutun-CTC, Air Moldova и другие. Запросы о предоставлении информации были отправлены заказными письмами и оформлены надлежащим образом. Несмотря на то, что по закону «О доступе к информации» ответ на запрос должен быть представлен не позднее, чем через 15 рабочих дней, NM получил всего лишь три ответа.

В частности, компании Poșta Moldovei и Garile și stațiile auto отказались предоставить детали контрактов, такие как его продолжительность, стоимость и включенные в него услуги, сославшись на то, что это персональные данные и что контрактом оговорена конфиденциальность его деталей. Связан ли отказ предоставления информации с тем, что объекты двух госкомпаний охраняет Argus-S (об этом свидетельствуют наклейки на автовокзалах и почтовых отделениях) или это просто совпадение, опять же остается только догадываться. Охранное агентство Argus-S, отметим, подконтрольно лидеру Демпартии Владимиру Плахотнюку.

Коммерческая тайна и нарушения чиновников

Независимый эксперт Вадим Еников рекомендует журналистам и гражданскому обществу быть активнее в добыче информации, которая представляет общественный интерес, и обращаться в суды в случаях, если те получают отказ.

В качестве примера Еников приводит дело «Гужа против Молдовы», которое Молдова проиграла в ЕСПЧ в 2008 году. Речь идет о бывшем пресс-секретаре генпрокуратуры Молдовы Якобе Гуже, которого уволили за то, что он обнародовал письмо зампредседателя парламента в адрес генпрокуратуры. В письме депутат просил прокуроров посодействовать четырем полицейским, против которых было возбуждено уголовное дело. Гужу уволили, сославшись на раскрытие гостайны.

Еников объяснил, что информация о нарушениях прав человека, правонарушениях, совершенных чиновниками, качестве окружающей среды и продуктов питания, реальное положение дел в образовании, культуре, торговле и сельском хозяйстве не могут быть сокрыты от общественности. «Я работал в госструктурах с секретной информацией, и зачастую секретная информация как раз та, которая не должна быть таковой. К примеру, информация о нарушениях закона чиновниками», — откровенно рассказал эксперт.

Именно поэтому он уверен, что второй отчет, подготовленный экспертами из американской компании Kroll-2, должен быть опубликован. То же самое, по его словам, должно было быть сделано в случае с первым отчетом Kroll. Ведь в этих документах, поясняет эксперт, как раз и идет речь о том, каким образом чиновники нарушали закон и действовали вопреки общественным интересам.

По словам Еникова, сокрытие результатов отчетов Kroll не может быть аргументировано тайной следствия, потому что в них не содержатся материалы уголовных дел. Коммерческая тайна также не может быть причиной, потому что Kroll не является коммерческим предприятием, а занимается расследованиями.

Напомним, первый отчет Kroll спикер Андриан Канду опубликовал на своем сайте, заявив, что решил опубликовать доклад на свой страх и риск и берет на себя ответственность за это.

Глобальные принципы нацбезопасности против молдавских законов

Между тем, как выяснилось в ходе проведенного в Кишиневе 26 мая круглого стола «Ограничение доступа к информации, обусловленное гостайной: юридические и практические аспекты», у представителей власти, согласно международным стандартам, очень ограниченный спектр возможностей использовать гостайну как предлог для сокрытия информации.

Другое дело, что молдавское законодательство в сфере доступа к информации и гостайны не вполне соответствует международным стандартам. Исполнительный директор Института публичной политики Аркадие Барбэрошие представил исследование «Нацбезопасность и доступ к информации в Республике Молдова», в котором был проведен анализ соответствия молдавского законодательства глобальным принципам нацбезопасности и права на информацию, более известным как «принципы Цване».

«Принципы Цване» — это свод стандартов в области законодательства о доступе к информации и нацбезопасности, разработанных 22 организациями и научными центрами при участии более 500 экспертов из более 70 стран в 14 советах по всему миру. Принципы были представлены 12 июня 2013 года на встрече в городе Цване в Южной Африке, что и дало им название. Совет Европы настоятельно рекомендует странам-членам внедрять эти принципы на национальном уровне. Молдова входит в Совет Европы, но, судя по представленному Барбэрошие отчету, от «принципов Цване» еще далека.

К примеру, согласно этим стандартам, есть целая категория областей, которая не может быть засекречена. В молдавском законодательстве таких разграничений нет. К примеру, согласно международным принципам, нельзя засекречивать информацию о государственных тендерах: их сумме и победителях. Технические характеристики тендеров могут быть засекречены лишь в том случае, когда имею стратегически важное значение для страны.

Другая интересная констатация исследования — в Молдове информация зачастую засекречивается на неопределенный срок, в то время как секретом информация должна быть определенный период. По мнению Барбэрошие — несколько лет. При этом государство должно вести реестр засекреченной информации, и у общественности должен быть доступ к названиям засекреченных файлов и дате их раскрытия.

В Молдове же, делают вывод эксперты, общественность практически не может контролировать процесс засекречивания информации. В качестве примера Барбэрошие привел подкомиссию парламентской комиссии по нацбезопасности, которая обладает полномочиями мониторизировать деятельность Службы информации и безопасности. Гражданское общество в этой подкомиссии, по заверениям экспертов, не представлено.
Авторы исследования «Нацбезопасность и доступ к информации в Республике Молдова» пришли к выводу, что в Молдове зачастую засекречена информация, которая должна быть публичной. При этом закон не предоставляет защиту СМИ, которым удается подобную информацию обнародовать.

Еников и Барбэрошие рекомендовали властям РМ сместить в законодательной практике акцент с госбезопасности на нацбезопасность. «Потому что сейчас закон в Молдове защищает государство, а не людей», — заключили эксперты.

Статья написана в рамках проекта «Продвижение и внедрение принципов Цване в области национальной безопасности и права на информацию», реализованного Институтом публичных политик при финансовой поддержке Департамента Юстиции и Прав Человека Фонда Сорос-Молдова. Выраженное в статье мнение принадлежит автору и не отражет в обязательном порядке мнение доноров.

newsmaker.md

Добавить комментарий

Комментировать...