Общество

Церковь превратилась в контору по оказанию услуг на коммерческой основе: расценки порой зашкаливают

Молитвы за деньги! Православная церковь уже давно не является только лишь местом, где становишься ближе к Богу. Скорее, это чётко отлаженный бизнес. Хочешь стать крещеным — открывай кошелек, хочешь, чтобы священник помолился за твое здоровье — нужны купюры, и даже свечку зажечь за упокой бесплатно не получится. В наши дни божьи храмы превратились в конторы по оказанию услуг. Нет денег — не рассчитывай даже на отпевание после смерти.
Согласно Конституции, Молдова — государство светское . Церковь не вмешивается в государственные дела и наоборот. В том, что касается финансовой стороны — у божьих храмов полная свобода. Власти никак не отслеживают управление церковными финансами. Невмешательство гарантирует и закон.

Материальные и финансовые пожертвования верующих и юридических лиц налогами не облагаются. Однако насколько уместно слово «подношение» или «пожертвование», когда в церковном прейскуранте чётко прописаны все расценки? Чтобы разузнать, как обстоят дела с ценами на венчание и крещение, наша съемочная группа заглянула в несколько столичных церквей.

Как и ожидалось, чеков в церкви не выдают: «- Здесь не дается чек, в тетрадку делаем запись.- Только вы будете знать, что мы вам дали 500 леев, да? — Ну а как? Вы придете, скажете фамилию. В нужный день приходите в 11.45 и назовете фамилию».

И так — в каждой церкви, лишь ценник немного варьируется.

Крещение обойдется на порядок дешевле — до пятисот леев. Но не думайте, что это просто — церковь все предусмотрела и предложит крестики, калачи, вино, полотенце, молитвенные книги и прочие сопутствующие товары, и все они — стоят денег. Процедура и всё для нее необходимое — одинаково во всех православных церквях.

Без работы священники не сидят. Венчание и крещение проводят целый день. По крайней мере, насколько мы заметили, записями плотно заполнен каждый день в тетрадке сотрудницы.

Священник церкви, которая находится на территории Госуниверситета объясняет, что деньги, вырученные от проведения церемоний, идут на расходы по содержанию святого места.

«Мы живем в такой реальности, что куда бы ты ни пошел, везде требуются деньги, бесплатно никто ничего не делает. Это скорее миф, что у церкви много денег. У меня была возможность побывать в сотнях церквей, и я повидал священников, которые с трудом выживают. Если бы не брали денег за услуги, много церквей пришлось бы закрыть», — объясняет священник Октавиан Мошин.

Секретарь молдавской митрополии Вадим Кейбаш утверждает, что расценки устанавливает не митрополия, а епархиальный совет для каждой церкви в отдельности. Те, кто приносят божьим храмам основной доход — наши сограждане, считают, что церковные расценки непомерно раздуты.

«Может, стоило бы установить единый тариф, и чтобы все его знали. Знаете, как говорят — как вам сердце подскажет. Может, сердце и подсказывает побольше, но я не знаю, на что эти деньги идут», — говорит прихожанка.

Но хотя налоги церковь не платит, а декларацию о доходах в наголовую инспекцию представлять обязана.

«Каждый приход, будучи юридическим лицом, должен соблюдать законы. У нас работает бухгалтер. Наша деятельность прозрачна, мы сдаем отчеты в ГГНИ», — отмечает Октавиан Мошин.

В налоговой инспекции сообщили, что в 2016-м из 1770-ти зарегистрированных религиозных организаций подоходную декларацию подали лишь 772. Из них 30 указали доходы — их общая сумма превосходит два миллиона леев. Девять из них задекларировали убытки более чем на 230 тысяч леев. Остальные организации сумму дохода не указали.

По всему выходит, что суммы через большинство церквей проходят немалые. Невольно призадумаешься, на что же их тратят. И ответ лежит на поверхности — если присмотреться к роскошным авто и домам священнослужителей. Получается полная противоположность верующим, ведь некоторых из них отдают на свечу последние деньги. Точно известно одно — власти не пытались и категорически не хотят регламентировать экономическую сторону церковной деятельности.

«Налогообложение церкви, это, скажем так, щепетильный вопрос. Так как Молдова — государство светское, в нем 95% граждан — православные, думаю, по этому вопросу нужно провести общественные консультации. Налогообложение церкви — это непопулярная мера», — сказал председатель экономической комиссии парламента Штефан Крянгэ.

В оправдание бездействия по этому вопросу парламентарии утверждают, что церковь не преследует коммерческих целей.

Что было бы, если бы церковь пополняла госбюджет? Когда гражданин не декларирует и не платит налоги вовремя, его штрафуют. Рублем наказывают и тех, кто практикует теневую экономику. Но когда за венчание берут полторы тысячи леев, власти молчат и не вмешиваются в церковные дела.

«Если бы мы выходили в плюс, можно было бы облагать налогами эти средства, но лишние деньги никогда не получаются. Радуешься, что живешь, что покрываешь ежемесячные расходы», — сказал священник Октавиан Мошин.

Ион Андронаки — студент факультета богословия. Он ведёт видеоблог, в котором призывает к ответственности верующих, церковных клириков и критикует устаревшие церковные практики. В первых же видеозаписях студент говорит о расценках на святые услуги.

«Тариф на божественые услуги это богохульство, поругание Святого Духа, большой грех», — отмечает студент теологического факультета Ион Андронаке.

Ион провел такой же эксперимент, как и мы — прошелся по самым популярным церквям и выяснил цены на услуги.

«У меня нет цели очернить репутацию священников или приходов. Я лишь хотел показать картину в целом. Я заполучил три прейскуранта в трехразных приходах. Но самым большим шоком стал мой визит в Кафедральный собор Рождества Христова в столице. Прайс-лист висит на стене, он заверен подписью секретаря митрополии Вадима Кейбаша, стоит и печать молдавской митрополии», — сказал студент.

Молодой человек говорит, что церковь позабыла о своем предназначении, и превратилась в бизнес. «Я поразился, узнав, что за фотографирование или видеосъемку на территории церкви нужно заплатить 400 леев. Считаю это церковным бизнесом, а это тяжкий грех. Как ортодоксальный христианин, я осуждаю такие вещи. И намерен бороться против порочной системы», — сказал он.

В прошлом году группа гражданских активистов зарегистрировала петицию, в которой предлагалось обложить церковь налогами на общих условиях. На инициативу людей сподвиг тот факт, что священники вмешивались в политику, особенно в ходе президентских выборов — они активно агитировали прихожан голосовать за определенного кандидата. Однако никто из политиков на всплеск активности церкви, которая не должна вмешиваться в дела государственные, не отреагировал. Петицию подписали примерно 10 тысяч молдован. Один из них — Родион Гаврилой.

«Нет прозрачности в финансовой системе церкви и допускаются злоупотребления в том, что касается выплаты налогов по зарплатам сотрудников и в целом правильное начисление зарплат», — сказал гражданский активист.

Судьба петиции — под вопросом, дело так ничем и не закончилось. На инициативу отреагировала лишь сама митрополия, секретарь которой заявил, что на самом деле церковь налоги платит и заботится о содержании всех божьих храмов, а также ведет строгий бухучет. Создается впечатление, что священник — это скорее профессия, чем призвание.

Филантропическую деятельность и продвижение моральных ценностей в обществе церковь отодвинула на второй план. Церковь вмешивается в политические дела, выставляет прейскурант и возмущается, когда ее критикуют. Мало кто из граждан решается идти против нее, а власти предпочитаются оставаться в стороне. Остается лишь надеяться, что ситуация изменится и связь верующих с Господом не будем осуществляться с помощью банкнот.

Добавить комментарий

Комментировать...