Общество

Ностальгия бочками. Чем живут и на что надеются гагаузы

Гагаузская автономия на юге Молдавии завершает сбор урожая. И с ностальгией вспоминает советские времена, когда не было проблем с его сбытом.

Когда-то, в годы советских битв за урожай, осенняя страда в одном из аграрных регионов «республики-сада» (так в брежневские годы называли маленькую Молдавию) была поводом для парадных отчетов. Сегодня это, скорее, основание для тревог. Хотя местные власти уже заявили, что урожай винограда в этом году на 15 процентов больше, чем в прошлом, они — как и все, кто работает на земле,— понимают: это еще не гарантия благополучия.

Главная проблема сегодня — продать урожай, который некогда поглощал бездонный советский рынок, а это в наши дни зависит от политической конъюнктуры. На протяжении 23 лет — после создания автономии на юге Молдавии — экспорт из Гагаузии традиционно ориентирован на Россию. Но с учетом взлетов и падений в отношениях Кишинева и Москвы о стабильности торговых отношений говорить трудно.

Новая конъюнктура

Сказывается политическая конъюнктура и на отношениях между Кишиневом и Комратом (столица автономии, где компактно проживают гагаузы — 4,6 процента населения республики): они, в принципе, стабильные, но периодически обостряются. Причина та же: Гагаузия смотрит в сторону Москвы, а парламент и правительство Молдавии держат курс на Брюссель. В феврале 2014-го в Гагаузии даже провели референдум об отношении к внешнеполитическому курсу страны и о праве на самоопределение в случае утраты Молдавией независимости (речь об объединении с Румынией); этот плебисцит в Кишиневе объявили сепаратистским. Потепление наступило, когда президентом Молдавии стал Игорь Додон, продвигающий евразийский внешнеполитический курс. Но вот с парламентом республики, у которого реальная власть, у автономии отношения складываются не всегда.

В экономике власти автономии стараются отходить от политики, но это не просто. Право на экспорт своей продукции, уверяют в Комрате, получили все сельхозпредприятия Гагаузии. Но после неоднократных эмбарго РФ в отношении продукции из Молдавии площади виноградников и садов в автономии, как и по всей республике, уменьшились. Чтобы увеличить объемы производства и экспорта, объясняют местные власти, теперь приходится сажать новые.

Все переменчиво и с ЕС. В принципе, между Молдавией и ЕС режим свободной торговли, и гагаузские производители могут им пользоваться. Они даже получают гранты и кредиты на производство от ЕС. Только по существу это ничего не меняет: доля главного экспорта (вина и сельхозпродукции) из Гагаузии в ЕС невелика.

От печенегов к «русскому миру»

Гагаузы — своего рода этнический феномен: в мире не так много тюркских народов, исповедующий православие. По одной из версий, гагаузы — это «синтез» кочевых народов: узов, печенегов и половцев, проживавших до XIII века в степной части Карпато-Дунайских земель, на территории нынешнего Буджака и степной части Запрутской Молдавии. По некоторым данным, именно тут они приняли христианство: в XIII веке существовала так называемая куманская епископия на реке Милков. Во второй половине XIII века под давлением монголо-татар переселились в нынешнюю Болгарию, в Добруджу, где до сих есть гагаузские села. А вот с конца XVIII века гагаузы вместе с болгарами начинают активно переселяться в Буджак и Южную Бессарабию, в ту пору под контролем России.

В итоге сложилось так, что Гагаузия стала одним из островков «русского мира» в Молдавии. Жители автономии плохо интегрированы в молдавское общество. При этом они традиционно владеют двумя языками — русским и гагаузским (близок с турецким), а вот государственный молдавский (румынский) мало кто знает. После распада СССР, в безденежные 90-е, знание этих языков и определило стратегию выживания: часть жителей отправилась на заработки в Турцию, часть — в Россию. Денежные переводы мигрантов, наряду с сельским хозяйством, по-прежнему один из основных источников доходов.

При этом гагаузы сохранили не только язык, который лингвисты относят к вымирающим, но и традиции. Одна из них — виноделие. Бьюсь об заклад: вряд ли вы здесь найдете хотя бы одну семью, у которой нет своего маленького виноградника.

Само собой, и вино в Гагаузии производят не только на предприятиях. Его делают на дому, многолитровые бочки в подвале — атрибут любого гагаузского домохозяйства. Бутилированное вино тут покупают редко, в ходу — свое домашнее, и — в избытке. По подсчетам властей, в домохозяйствах Гагаузии в 2016-м произвели 7,5 тысячи тонн вина. Учитывая, что автономия насчитывает около 160 тысяч населения (данные местной администрации), на душу населения приходится около 47 литров домашнего вина. Показатель солидный — больше, чем во Франции (там в прошлом году на душу населения вышло 42,5 литра). Правда, до Ватикана — там аж 54,3! — Гагаузии еще далековато.

 

kommersant.ru

Добавить комментарий

Комментировать...