Общество

Как получилось, что жители Молдовы фактически подарили Fenosa больше $100 млн

Сегодня в Нацагентстве по регулированию в энергетике (НАРЭ) пройдут публичные слушания по тарифам на электроэнергию и газ. Энергетические компании запросили их повышения в среднем на 60%. Корреспондент NM НАТАЛЬЯ МЕЛЬНИК поговорила с экспертом в области энергетики СЕРЖИУ ТОФИЛАТОМ об ошибках регулятора, миллионных «подарках» компании Fenosa и вероятности «электромайдана» в Молдове.

Будете ли вы участвовать в слушаниях по пересмотру тарифов на электроэнергию и газ?

Безусловно. Я тщательно подготовился и хотел бы задать крайне важные вопросы всем операторам энергетического рынка. Хотя, по большому счету, эти слушания надо перенести, поскольку по законодательству НАРЭ обязано не только всех оповестить о них, но и опубликовать материалы, которые будут обсуждаться. В том числе расчеты самого НАРЭ и отчеты об аудиторских проверках операторов. Кроме того в Законе об электроэнергии сказано, что регулятор должен провести с гражданским обществом консультации по тарифам, а проект решения опубликовать за 30 дней до публичных слушаний. К сожалению, НАРЭ не работает транспарентно.

С какой позицией вы будете выступать на слушаниях? По вашим расчетам, на сколько должны быть увеличены тарифы?

В этом случае стоит говорить о каждом операторе в отдельности. Если речь о государственных предприятиях — RED Nord и RED Nord-Vest, то повышение необходимо минимум на 30%. Причем схема такая: тариф нужно поднять, затем провести аудит и потом, возможно, снизить тариф. Сейчас у них большие задолженности перед энергопроизводителями, включая ТЭЦ. К зиме есть вероятность, что мы можем остаться без электроэнергии и без отопления.

Еще один вопрос в том, что тарифы приходится повышать из-за украденного миллиарда, [исчезновение которого] повлекло за собой резкую девальвацию лея (именно девальвацию операторы называют главной причиной требования о повышении тарифов, поскольку электроэнергию они закупают за валюту). Поэтому государство должно компенсировать населению будущий рост тарифов, поскольку «кража века» произошла по вине и недосмотру властей. Из каких источников компенсировать, не наша проблема.

А вот что касается Gas Natural Fenosa, то им тариф точно надо снижать. По моим предварительным расчетам, за 15 лет в тариф были необоснованно внесены расходы, сильно превышающие убытки, о которых говорит оператор. На самом деле обнародованные в конце июня главой компании Сильвией Раду убытки в размере 1,3 млрд леев давно покрыты за счет потребителей.

Каким образом?

Они приобрели сети в 2000 году за $25,3 млн, затем сделали переоценку имущества, стоимость которого выросла до $130,8 млн. По решению НАРЭ, эта сумма была незаконно внесена в тариф и распределена на 15 лет. Доказательства есть в решении НАРЭ № 256 от 2007 года по утверждению тарифной методологии. Но эти $130 млн — не их инвестиции, это существовавшие на тот момент сети. И к 2015 году мы эти деньги уже оплатили. К тому же $130,8 млн по сегодняшнему курсу — это почти 2,5 млрд леев, то есть они уже нам должны с учетом обнародованной суммы убытков.

Получается, что жители Молдовы просто подарили Fenosa более $100 млн?

Совершенно верно. И эти деньги нужно обязательно учитывать при пересмотре тарифов. Кроме того, я смотрю на другие показатели — например, на дивиденды. Согласно официально опубликованным данным оператора, с 2010 по 2013 годы Fenosa перечислила материнской компании дивиденды в размере 693 млн леев или $56 млн. Делим эту сумму на сумму приватизации и получаем чистую рентабельность свыше 50% после уплаты налогов. Я бы тоже хотел иметь такой бизнес, особенно если это — натуральная монополия, где все инвестиции и затраты внесены в тариф и оплачиваются потребителями.

Почему же НАРЭ до сих пор не подняло этот вопрос?

В одном докладе Transparency International от 2009 года указано, что НАРЭ очень часто действовало по политическим соображениям и указаниям, во благо чьих-то корыстных интересов. НАРЭ защищал и до сих пор защищает интересы чиновников и Fenosa, а не наши. Учтите, что НАРЭ ни разу за эти 15 лет не проводило аудит операторов, а если и проводило, не публиковало результаты. Зампредседателя Счетной палаты Тудор Шойту сказал в рамках одной телепередачи, что в прошлом году аудит Fenosa проводился, но был засекречен. Поэтому доверия к НАРЭ нет.

Считаю, что надо брать пример с Армении. Когда люди вышли на площадь протестовать против роста тарифов на 16%, президент предложил провести аудит за весь период существования Армянских электросетей, причем с участием представителей гражданского общества. Эту позицию поддержали и в МВФ. Наши же операторы и регулятор говорят, что аудита не надо, что все хорошо, тогда как Счетная палата и Госэнергоинспекция отмечают массу проблем.

Каких?

Возьмем, например, структуру формирования тарифа. Есть две большие статьи расходов операторов, включенных в тариф — ремонт электросетей и инвестиции. По обоим есть вопросы, поскольку нет отчетов о проверках качества работ, о сметах, бухгалтерских документах. Судя по отчетам НАРЭ за 2013 и 2014 годы, электросети более чем в 60% населенных пунктах, обслуживаемых Gas Natural Fenosa, находятся в плачевном состоянии. Это подтверждает и доклад Госэнергоинспекции, которая проверяет техническое состояние сетей и дает операторам предписания в случае нарушения норм эксплуатации. Только за прошлый год Fenosa получила от Госэнергоинспекции 12 тыс. предписаний. Оператор устранил менее 30% обнаруженных неполадок. Для сравнения, уровень устранения нарушений двумя северными электросетями, принадлежащими государству, составляет 55-60%.

В 2012 году Fenosa внесла в тариф расходы в сумме 170 млн леев на обслуживание сетей, однако, по данным Госэнергоинспекции, на эти цели было потрачено 56 млн леев. Куда подевалась разница, нам не известно. Я также не уверен, что не было умышленного завышения цен, поэтому и настаиваю на проведении комплексного аудита.

Что касается инвестиций, то в мае 2013 года компания говорила о $230 млн за 13 лет работы на рынке. При этом длина электросетей за последние 15 лет почти не изменилась, а судя по их состоянию, необходимы срочные ремонтные работы. Возникает абсолютно обоснованный вопрос: где эти огромные инвестиции и кто проверял их качество? Возьмем инвестиционный план. В договоре о приватизации Fenosa говорилось о сумме инвестиций, которые они должны вносить ежегодно в развитие сетей. Плановый объем инвестиций в 2000 году составлял $12,7 млн, а реально было вложено $5,6 млн, в 2001 — по плану $12,65 млн, а реально — $4,8 млн. Между тем в договоре о приватизации есть статья о том, что в случае неисполнения обязательств по инвестиционному плану инвестор обязан уплатить пеню в 0,3% от суммы инвестиций за каждый день просрочки. По мнению некоторых специалистов, сумма штрафных санкций уже оценивается в $50 млн, из которых Fenosa не заплатила ни доллара. Мало того, в феврале 2004 года стороны подписали договор о продлении сроков внесения инвестиций, а государство закрыло глаза на действия Fenosa по неисполнению инвестиций. Между прочим, в Румынии в апреле этого года была оштрафована энергокомпания CEZ на 5,7 млн евро за неисполнение плана инвестиций. У нас же никто этим не занимается.

Также стоит обратить внимание на потери электроэнергии, внесенные в тариф. К примеру, технические потери при доставке электричества составляют от 8% до 15% в зависимости от состояния сетей. Все, что выше этих показателей, означает, что кто-то ворует электроэнергию (порой, с помощью самих работников Fenosa, как было отмечено в докладе Transparency International), а за это расплачиваются остальные потребители. К примеру, в 2000 году объем потерь в тарифе составлял больше 23%, в 2001 — свыше 20%, в 2002 — 18,7%. Учитывая объем потребляемой электроэнергии (в 2000 – 1,05 млрд леев, в 2001 – 1,5 млрд леев), 1% потерь составляет 15 млн леев. Не трудно посчитать, сколько мы переплатили. Вычло ли НАРЭ потом эти деньги из тарифа неизвестно, но вряд ли. Есть вопросы и по рентабельности — у Fenosa в 2007 году разрешенная рентабельность составляла 18%, а у остальных РЭДов — 13%.

В общем, если хорошо покопаться по каждому показателю, включенному в тариф, думаю, сумма ущерба, нанесенного потребителям, будет значительно превышать те потери, о которых говорит компания. Кроме того, сейчас уже июль, а Fenosa до сих пор не опубликовала свою финансовую отчетность за прошлый год, что является прямым нарушением действующего законодательства. Кто их за это наказал? Никто.

Но Fenosa — крупная международная компания, работает на европейском рынке по европейским законам, неужели они нарушают правила?

Если говорить о европейском рынке, уверен, что нет. А в развивающихся странах такие примеры встречались. Наша страна не первая, где госструктуры подвержены влиянию, и компания делает, что хочет. Fenosa использовала переоценку имущества в Латинской Америке, к примеру, в Боливии. В 1997 году компания купила боливийские сети за $40 млн, а через шесть месяцев после переоценки эти активы внезапно выросли до $74 млн и соответственно эта сумма была внесена в тариф. Но в итоге в 2002 году компания ушла из Боливии. Похожая ситуация была и в Гватемале, где компания вносила завышенные потери в тариф. В 2009 году люди там вышли на улицы, требовали аудита, так им отключили свет, а восемь активистов и вовсе были расстреляны.

Получается, уже после истории в Боливии молдавские власти пустили Fenosa на наш рынок. Поэтому трудно поверить в то, что все ваши доводы НАРЭ когда-нибудь учтет при расчете тарифов.

Fenosa прекрасно знает, что придет время, когда за все придется платить. Это их проблемы, они раньше неплохо заработали, теперь пусть возвращают. В конце концов есть арбитражный суд, будем судиться, но должна быть политическая воля все это сделать. Задача граждан — помочь власти защищать наши интересы. Другого пути нет.

А вы обращались по этому поводу в НАРЭ?

Да, писал. 24 апреля я просил НАРЭ предоставить отчет о техническом аудите инвестиций и ремонтных работ и отчет о финансовом аудите за 2000-2015 годы. Глава агентства Сержиу Чобану ответил: «Мы тариф рассчитываем, исходя из расходов, утвержденных в 2010 году методологией и опубликованных в Официальном мониторе». Половина его ответа — это прямые выдержки из законодательства. 11 июня я написал им вновь (копии отправил еще раду, ведомств, в том числе председателю парламента Андриану Канду), чтобы они не рассказывали о структуре затрат, а представили отчеты. Тем более согласно законодательству, НАРЭ должно делать аудит, у них есть прямой доступ к первичной бухгалтерской документации, плюс предоставлять эти отчеты потребителям. Ответа пока нет. Из канцелярии парламента я получил ответ, что господин Канду направил мое письмо в НАРЭ с просьбой разобраться.

Есть ли у вас расчеты по тарифу на газ? Не было бы логичнее сначало установить новый тариф на газ, а потом уже на электроэнергию. Ведь РЭДы покупают электроэнергию в том числе у ТЭЦ, которые работают на газе, поэтому после утверждения нового тарифа на газ стоимость производимой ТЭЦ электроэнергии может измениться.

По поводу цены на газ скажу, что нет оснований для существенного пересмотра тарифа. Закупочная цена на газ, заложенная в тариф в 2011 году, составляла 4770 леев, в 2013 колебаний почти не было. В 2014 средняя закупочная цена в леях выросла на 12,7%, составив 5373 лея. Но уже в 2015 себестоимость газа начала снижаться (из-за снижения мировых цен) и на сегодня составляет 4600 леев за тысячу кубометров. Поэтому даже если пересматривать тариф, надо брать в учет те убытки, которые были до 2015 года.

Кроме того, я поднял годовые балансы Moldovagaz с 2008 по 2014 год и заметил вот что. В 2008 году они провели переоценку имущества и внесли дополнительно почти 3,4 млрд леев в собственный капитал предприятия, который вырос с 850 млн леев до 4,6 млрд леев. Но уже в конце 2014 года эти 3,4 млрд леев перенесены из капитала в задолженность, причем непонятно, на каких основаниях. Но это наверняка как-то тоже могло или может повлиять на тариф. Вопросы возникают также в отношении оценки магистральных газопроводов, стоимость которых в свое время была занижена в разы и соответственно доля молдавской стороны в предприятии была ниже возможной (сейчас доля молдавского правительства в нем составляет 35,33% — NM). В общем, опять приходим к тому, что нужен аудит.

Возможен ли в Молдове «электромайдана» по типу армянского?

Думаю, возможен, поскольку рост энерготарифов повлечет веерный рост цен на все без исключения товары и услуги, тогда как покупательская способность населения останется неизменной. Как показывают многочисленные примеры мировой экономики, люди выходят протестовать, когда им нечего есть. Думаю, мы придем к этому. Ведь в Армении тоже сначала тарифы повысили, а потом народ вышел на протесты. И ведь проблема не в повышении тарифов, а в уровне доходов населения, этим должно заниматься государство. К сожалению, сейчас положение госорганов напоминает положение цугцванга в шахматах: какой бы ход ты ни сделал, он ведет к ухудшению позиции. Если увеличат тариф, вырастут цены, возникнет высокий риск протестов, ухудшится финансовое положение населения. Если не поднимут, операторы продолжат накапливать долги, начнутся отключения электроэнергии.

Какой выход?

Надо диверсифицировать источники электроэнергии и чем быстрее, тем лучше. И это задача минэкономики. Неоднократно говорилось о том, что в Румынии можно купить один кВт/ч за 4 евроцента. Это на 30-35% дешевле, чем отпускная цена Молдавской ГРЭС (на сегодняшний день поставляет порядка 70% потребояемой Молдовой электроэнергии). Учитывая, что ежегодно Молдова потребляет свыше трех миллиардов кВт/ч, то цена за импорт электроэнергии составляет порядка $200 млн. Если закупать на 30% дешевле, то ежегодная экономия составит $60 млн. При таких финансовых показателях, я уверен, что сооружение электросетей для подключения к румынским источникам окупится довольно быстро. Соответственно изменится и позиция на переговорах с МолдГРЭС по цене закупки. Только надо начинать подготовку технико-экономического обоснования, считать, писать, объяснять, и только затем принимать решения.

1news.md

Добавить комментарий

Комментировать...