Общество

Андрей Крэчун, отсидевший 5 лет за убийство, которое не совершал, рассказал как из него выбивали признание

Андрей Крэчун, отбывший 5 лет в заключении за убийство, которого не совершал, утверждает, что его осудили исключительно на основании заявления, в котором он признал свою вину после особо жестоких пыток. Хотя Генпрокуратура еще в 2014 году возбудила уголовное дело по факту пыток Крэчуна, к марту 2017 года уголовное преследование было начато только в отношении прокурора Лилиана Кочу, который вел дело.

«Я просто хотел выйти живым, чтобы меня вытащили из полицейского изолятора и быстрее отвезли в тюрьму. Я не мог вынести муки, а если бы я не подписал заявление о признании вины, меня бы не перевели. Мне не кому было сказать, что меня пытали. Прокурор Кочу сказал мне, что если я не скажу, что это я совершил убийство, то он вернет меня в руки полиции. Он так и сделал, не посмотрел, что я весь в синяках и крови. Попав обратно в руки полиции, я в конце концов согласился подписать бумагу о том, что я виновен. На следующий день они заставили меня сказать на камеру, что это я стрелял, а видео показали в новостях по PRO TV. Один полицейский был у меня дома и принес мне чистую одежду для съемок, а окровавленную уничтожил. В суде я сказал несколько раз, что я признал так называемую вину под пытками, но это не приняли во внимание и дали мне 21 год. Когда мама услышала приговор, она упала в обморок, а прокурор Кочу прошел мимо нее и протянул руку моему адвокату», – заявил Крэчун изданию CrimeMoldova.

Андрей Крэчун утверждает, что полиция посчитала его подозреваемым, потому что преступление было совершено на территории его виноградника, а он в тот день там был. Версия следствия заключалась в том, что Андрей Крэчун поругался со сторожем и хотел застрелить его, но перепутал его с другим человеком, а второго Крэчун якобы застрелил из хулиганских побуждений. «У них не было никаких доказательств, они знали, что я не виноват. Сергей Кочорвэ, который тогда был главой полиции Кишинева, так и сказал мне, что я не первый и не последний, что он видел таких, как я, и если надо будет, я даже признаю, что застрелил Кеннеди. Меня заставили взять в руки пистолет. Ион Балкан и Геннадий Абабий меня били кулаками, ногами, стулом, лишь бы я выучил их версию. Они натравили на меня и Сергея Кочорвэ. Он приходил один или два раза в день. Приходил одетым в черные брюки и черную куртку, он брюнет. Он внушал много страха. Разан Джаниев, второй мужчина, в которого стреляли, остался жив. Он сообщил, что стрелок выглядел иначе. И в ходе процесса Джаниев заявил, что я не похож на стрелка. Тогда прокурор Кочу внезапно попросил отложить слушание, а на следующем заседании Джаниев уже сказал, что я похож на убийцу. Я не знаю, что случилось. Я подозреваю, что ему угрожали, он из Азербайджана, находился незаконно в нашей стране», – сообщает Крэчун.

Андрея Крэчуна в 2012 году выпустила Апелляционная палата, после того как Верховный суд направил дело на повторное рассмотрение. После убийства молодых людей в Дурлешть, баллистическая экспертиза показала, что использовался то же оружие, что и в деле, по которому осудили Крэчуна. Мужчину сначала выпустили под судебный контроль, а затем оправдали.

Верховный суд постановил, что государство обязано выплатить Крэчуну компенсацию в размере 1.5 млн леев – эти деньги пострадавший до сих пор не получил. Мужчина сообщил, что деньги не вернут ему потерянные в заключении годы и здоровье: «У меня проблемы с нервной системой, припадки почти ежедневно, скручивает руки, ноги. Моя мать очень больна, было две операции на сердце. Мне нужны деньги на лечение, но я не увидел никаких денег. В нашей стране остаются только обещания. Если бы я имел такие деньги, жил бы я в этой хибаре?», – задается вопросом бывший заключенный.

Андрей Крэчун утверждает, что несмотря на то, что с момента оправдания прошло почти пять лет, он все еще сталкивается с проблемами, потому что был признан виновным: «Первая жена оставила меня, когда я был приговорен к 21 году. Я женился во второй раз, у меня трое детей. Но я не могу найти работу. В базе данных осталась моя судимость. Я хотел наняться таксистом, но мне отказали, потому что я сидел в тюрьме. Они не учли решения об оправдании. Мне не страшно за себя, но пожилые родители боятся оставаться дома. Я боюсь за жену и детей. Я отправил их жить в другое место», – утверждает мужчина.

Андрей Крэчун сообщает, что ни один из тех, кто сфабриковал дело, кто пытал его и несправедливо осудил, даже не попытались извиниться: «Для них мы не люди. Тот факт, что прокурора Кочу отстранили от службы, и он находится под следствием – это маленькая победа. Но я не успокоюсь, пока не увижу на скамье подсудимых всех тех, кто издевался надо мной. Чтобы и они прошли через то же, что и я».

crimemoldova.com

 

Добавить комментарий

Комментировать...