Политика

Русский язык в свете решения КСТР — комментирует ректор Славянского университета

«С юридической точки зрения решение КСТР о названиях населенных пунктах Молдовы вполне обоснованное – таково наше законодательство. Однако это решение отнюдь не бесспорно с точки зрения природы языка и, самое главное, с позиций здравого смысла, на базе которого и возможен в таких случаях компромисс», – заявила для газеты «Русское слово» доктор хабилитат филологии, ректор Славянского университета, председатель Молдавского общества преподавателей русского языка и литературы Татьяна Млечко.

Ранее Координационный совет по телевидению и радиовещанию вынес решение о запрете использования в теле- и радио- эфирах русских названий населенных пунктов Молдовы. То есть диктору надо говорить вместо Кишинева — Кишинэу, вместо Бельц — Бэлць, вместо Бендер — Тигина, вместо Унген — Унгень. Слово «кишиневец» также нельзя использовать. Его аналогом может стать «житель Кишинэу».

«Однако у подобных «оргвыводов» обычно не языковая подоплёка. В таком контексте бесполезны научные выкладки и академические доводы. Их мне не однажды приходилось по этому вопросу самым обстоятельным образом излагать научную точку зрения. Все, кто за карательное решение КСТР голосовал, и те, кто стоит за ним, никогда не используют и ни по какому закону не стали бы в своей речи на румынском языке использовать «Москва» вместо «Москова» или название любой столицы мира на языке её титульного населения, если оригинальная форма отличается от формы их родного языка», — отметила Млечко.

По ее словам, законов, вторгающихся в языковую материю языка иного государства, в мире, пожалуй, не существует.

«Никакой наукой не признано существование отдельных русских языков – грузинского русского, французского русского, канадского, австралийского или молдавского русского языка. А потому всё на всех континентах и широтах земного шара диктуется системой, традицией и Академической грамматикой русского языка», — подчеркнула Млечко.

Он добавила, что «в официально-деловой речи, в документах, официальных письмах законопослушно использовать форму «Кишинэу», а в естественном общении на русском языке, в любой иной нерегламентируемой сфере коммуникации не будем сдавать Кишинев, как не сдали свои отчества, несмотря на то, что их тоже официально отменили в паспортах, и продолжаем их употреблять в обращении друг у другу».

«Никому из живущих ныне в Молдове русскоязычных, уверена, совсем не трудно, даже вопреки всем фонетическим законам русской речи, произносить и «Кишинэу» и многие топонимы вплоть даже до «Кэлэрэшеука», хотя в русском языке вы не найдете слов со слогами кэ-, лэ-, рэ- и дифтонгами. Но вот интересно, кому и почему принципиально важно, чтобы в коммуникации на русском языке всё было хоть немного, но не по-русски? Какую и чью важную проблему решает порча системной самобытности русского языка? Кому у нас здесь, за пределами Руси, стало жить хорошо от того, что бельчане и бельчанки стали официальтно именоваться «жителями Бэлць», что с изъятием Кишинева мы из кишиневцев превратимся в «жителей Кишинэу» и забудем прилагательное «кишиневский»», — сказала Млечко.

Она полагает, что «в лишившейся половины своих граждан республике стоило бы дорожить теми, кто независимо от языка и национальности не убежал за эти четверть века в пределы более благополучных государств и совсем не случайно продолжает делить горечи и радости именно этого края, ныне совсем не сладко живущей своей Родины».

 

Добавить комментарий

Комментировать...