Аналитика Политика

Невидимое лицо Ирины Влах или Гагауз-Йери, плюс криминализация власти региона

Перевод  из газеты Moldova Suverană,  № 24 (1780), 20 февраля 2015

В ходе стремительных политических комбинаций вокруг формирования  кишиневского правительства, как-то полностью выпал из поля зрения ход предвыборной кампании по избранию в марте месяце башкана Гагаузии. И напрасно. Подобное упущение может обойтись всем нам, молдаванам, гагаузам, украинцам, болгарам и др., очень дорого. А точнее, всем тем, которые, за неимением ни виллы в Швейцарии, ни счетов в зарубежных банках, не могут уехать из Молдовы.

В борьбе за кресло башкана зарегистрировалось 12 человек. Полагаю,  что речь идет не только о политических амбициях, а в первую очередь о важности этой региональной государственной должности в системе нашей власти. Безусловно,  важен и статус башкана как члена правительства. Но есть еще один немаловажный аспект. Особо привлекательными в данной схватке являются экономические объекты юга республики: элеваторы сельхозпродукции из Комрата, Чадыр-Лунги, свободная экономическая зона из Вулканешт и Джурджулештский порт. Все эти объекты являют собой основной костяк Республики Молдова.  Если все это попадет в чужие руки или будет взято под контроль враждебными нашей стране деструктивными силами, на Юге появится фатальная брешь, подобная акту харакири. Создается впечатление, что определенные силы именно на эту ставку и рассчитывают в ходе нынешних выборов башкана. А если сопоставить ряд деталей, фактов, заявлений и происшествий последнего времени, то напрашиваются выводы, способные обеспокоить всех нас, при наличии желания иметь на юге Молдовы мир и стабильность. Я говорю об этом как человек, которому, как и большинству наших граждан, некуда ехать, да и не намереваюсь когда-нибудь уехать отсюда, но и как человек бывалый. Я имею ввиду авантюру 1990 года, затеянную неким недалёким команданте под видом волунтариады против Гагаузии, а также её политические, социальные и психологические последствия. Помню как я бессильно сжимал кулаки глядя на грузовики, переполненные наивными подростками, вооруженными железными прутьями и готовыми двинуться на Юг.  Вспоминаются и последующие затем усилия; сколько энергии, нервов и здоровья потребовалось от  нас, депутатов первого парламента, молдаван, гагаузов, русских, украинцев, для того чтобы успокоить страсти и привести состояние дел в нормальное русло. Нам удалось тогда достичь успеха только благодаря тому, что, за исключением нескольких горячих голов из Комрата, рядом с нами были светлые умы, которые осознали, что волей судьбы гагаузам суждено жить в мире и согласии вместе с молдаванами. Хотелось бы вспомнить в первую очередь о Фёдоре Ангели, интеллектуале с большой буквы, который завершил свою политическую и дипломатическую карьеру особым актом культуры – переводом Эминеску на гагаузский язык. Не могу не напомнить и о моем хорошем друге Владимире Капанджи. Я также не могу забыть о моем коллеге по Академии Наук Степане Курогло. Я бы мог сказать  еще много добрых слов и о других депутатах-гагаузах, которые, в трудный момент для своего народа, поднявшись с мудростью на высший уровень  понимания вещей, сумели понять, что эта беда касается всей Молдовы и всех её граждан.

Дешёвая и опасная демагогия: простакам — Россию, дочке – Америку!

Я позволил себе это лирическое отступление, поскольку не желаю – всем своим нутром не желаю! —  видеть гагаузов заложниками политических авантюристов, флюгеров, говорящих одно, а делающих совсем другое, демагогов, жаждущих деньги и власть. Я не знаком со всеми двенадцатью кандидатами, но знаю, что среди них есть довольно сильные и честные фигуры, способные с достоинством и профессионализмом нести бремя должности, к которой стремятся. Среди данных кандидатур я ни в коем случае не вижу Ирину Влах, из которой в последние месяцы пытаются состряпать, в нескончаемом заклинании спасительной мантры, новую звезду Бетлеема, которая, говорят, принесет гагаузам спасение. Не конкретные программы по привлечению инвестиций, не проекты по развитию инфраструктуры региона, модернизации системы образования, поддержки культуры, роста благосостояния населения, а лишь арабские сказки об «евразийской интеграции», дешевое политиканство, без какого-либо практического последствия, словом, авантюристские, вызывающие, а учитывая нынешний напряженный геополитический контекст,  даже опасные жесты. Например, что желает продемонстрировать эта дама когда на своей странице в фэйсбуке вывешивает свой образ, украшенный шарфом на шее, из которого ясно выделяются цвета российского флага? Или когда в том же месте позирует в ипостаси «пассионарии» (фотография, напоминающая нашего команданте 1990 года) с поднятым вверх кулаком в знак победы и с текстом: «Вместе с Россией! Это в наших силах»? То, что она больше с Россией чем с Республикой Молдова? Возможно ли такое? Абсурд! Землю Гагаузии невозможно переместить в Московскую область, даже если поприсутствовать при заключении договора о братских отношениях.  В эти неспокойные времена меморандум о сотрудничестве не более чем клочок бумаги, а землю Буджака не оторвать от Молдовы. Я хоте сказать, не оторвать без войны.  Очевидно, что госпожа Влах играет роль провокатора, что-то вроде попа Гапона в юбке, которой безразличны реальные интересы Гагаузии и судьба гагаузов.  Она работает на свой политический имидж. Имидж, и больше ничего! А после – хоть трава не расти! Если бы она по-настоящему любила Россию, она бы послала свою дочь на учёбу в Москву, а не в США. Я именно так вижу эту любовь. И если бы она действительно дорожила народом, которым стремится руководить, то не металась бы с вызывающим поведением, поскольку известно, что гагаузам и молдаванам нужна политика совместного проживания и мира, а не конфронтации и ненависти.  Тем более сейчас, когда неподалёку от порога нашего дома, лишь в нескольких сотнях километрах от границы республики, разворачивается жестокая, разрушительная война.

Куклы и кукловод: народ взамен на пару туфель из крокодиловой кожи!..

Поднятый вокруг данного кандидата на должность башкана ажиотаж, манера в которой собираются вокруг неё разные силы,  подвели меня к мысли, что Ирина Влах лишь кукла и что за её спиной стоит, как водится в подобных избирательных спектаклях, кукловод с очень точными интересами, далекими от чаяний и интересов народа. Поначалу я подумал, что кукловодом является нынешний башкан Михаил Формузал. Что это он подыскивает себе послушную замену, с которой смог бы продолжить вершить свои темные делишки, о которых говорил в одной записи на Youtube Василий Нейковчен.  Другого объяснения неожиданному сближению и пламенной любви между этими до недавнего времени непримиримыми противниками  я не находил. Но моё поверхностное расследование, которое я надеюсь углубить, полностью ошеломило меня. Оказывается, не только Влах, но и Формузал является куклой в руках коварного кукловода. Именно здесь кроется тайна, сделавшая из них неразлучную сиамскую парочку. Кто же это кукловод? Естественно, тот, у которого деньги, тот, кто платит, Якубов Юрий Николаевич, зловещая фигура, довольно хорошо известная на юге республики своими мерзостями, которые время от времени, особенно в избирательные периоды, он пытается покрыть «благотворительными актами».

Краткая биографическая справка, менее известная общественному мнению, сего злостного нарушителя закона негодяя

Якубов Юрий Николаевич, уроженец села Баймаклия Каушанского района. В 1992-1993 гг. начинает свою преступную деятельность в международной криминальной группировке «Южная», руководимой Иваном Попеску, он же «Ренийский» В период 1992-93 годов эта банда орудовала на территории Одесской и Херсонской области, на юге Молдовы и Румынии. Следствие установило, что Попеску сколотил многочисленную, хорошо  вооруженную бандну с целью налёта и грабежа предприятий и физических лиц. Данная группировка была замешана в особо тяжких преступлениях, включительно в заказных убийствах. Среди её преступных деяний имеются убийства, вооруженные ограбления и похищение людей, самыми шумными будучи покушение на мэра Одессы Эдуарда Гурвица и убийство во дворе собственного дома начальника отдела по борьбе с коррупцией ССУ Одесской области,  полковника Евгения Задорожного. Юрий Якубов был ответственен в банде за кражу и продажу автомобилей на юге Молдовы и Украины, преимущественно в Одесской области (города Измаил и Рени). Одновременно он промышлял вооруженными грабежами и рэкетом

В период 1995-1998 гг. он усиленно занимается «выбиванием» с руководителей колхозов юга Молдовы долговых обязательств по отношению к структурам «Лукойла» взамен на нефтяные продукты, взятые данными хозяйствами. В качестве «крыши» для этой деятельности выступает преступная группировка Васи Куза, застреленного в 1999 в центральном парке Комрата. В той же группировке состоял и брат Ирины Влах, Сергей Влах (кличка «Дональд»), с которым Юрий Якубов сохраняет до сих пор самые тесные дружеские связи. Благодаря установленным связям с влиятельными лицами из компании «Лукойл», ему удается устроится в её структуры, сначала в Кишиневе, а затем на Украине. В период 2002-2003 годов он уезжает в Россию, где занимается строительным бизнесом. Параллельно он занимается отмыванием денег, добытых криминальным путем, а также другими незаконными деяниями. Хорошо известен тот факт, что многие граждане Молдовы, особенно из Гагаузии, из тех, кто не в ладах с законом, находят поддержку в лице Якубова. Именно он помогает им «легализовать» себя в России при помощи поддельных паспортов и других необходимых документов. Таким образом, вокруг него сколотилась когорта преданных людей, готовых на любые действия по первому указанию своего «благодетеля».

Юрий Якубов находится в очень тесных связях с Михаилом Формузалом. Еще будучи примаром г. Чадыр-Лунги, Формузал продал Якубову, при грубейших нарушениях закона, ряд земельных участков в районе парка. Вследствие данных сделок,  на Формузала было заведено уголовное дело, которое так и не было доведено до конца.  Во взаимоотношениях данных лиц важен тот аспект, что все расходы на частые поездки в Москву Михаила Формузала берет на себя Якубов. И хотя он руководит маленькой и бедной автономией, действующему башкану свойственны замашки падишаха. В ходе своих частых поездок в Москву он предпочитает останавливаться в самых роскошных отелях, обычно в гостинице „RitzCarlton, расположенной в центре российской столицы. Удовлетворяя все его прихоти, Якубов тратит на своего давнишнего друга тысячи долларов. Землякам Формузала не дано видеть своего башкана в падишаховой славе. Именно поэтому хочу привлечь внимание членов правительства: если вы случайно заметите вашего коллегу в норковой шубе за 20.000 евро и обутого в туфли из крокодиловой кожи стоимостью в 5.000 евро, знайте, эти шиковые вещички он приобрел не на башканскую зарплату. Это просто подарок от своего друга, криминального авторитета Якубова, который,  где бы он ни появлялся,  после него все оставалось как после потопа, включительно в башканате Формузала.  Практически все, кто имел сделки с этим типом, были обворованы до последнего гроша. В качестве примера достаточно привести «сотрудничество» с торговым домом ООО «Томай Вин», вследствие которого Якубов становится стопроцентным  владельцем компании, не утруждаясь возвратить своему партнеру долг в 500.000 долларов.

Следует отметить, что в последнее время Якубов пытается всеми путями смыть с себя образ преступника, напуская на себя имидж успешного бизнесмена, друга Гагаузии и филантропа с открытым для благотворительных дел сердцем. На этом поприще его тщеславие просто хлещет через край. Так, например, для проведения референдума по поводу евразийского вектора региона он отстегнул один миллион леев. А когда на горизонте появился еще один потенциальный спонсор, Ренато Усатый, предложивший 500.000 леев, кукловод запретил своей кукле – Формузалу – взять эти деньги. Какова причина? Он сказал напрямик об этом башкану: «Не хочу делить ни с кем свою славу единственного друга Гагаузии». В свою очередь,  и башкан отвечает своему щедрому другу с той же нежностью. На протяжении частых хождений Формузала по кабинетам высших чинов из Москвы,  Якубов повсюду сопровождает его как верный Санчо Панса, становясь и он, таким образом, заметным человеком. По крайней мере, в кругу своих близких друзей он любит кичиться своими мнимыми связями с самыми высопоставленными чиновниками Москвы.

И вот теперь, когда Михаил Формузал должен уйти, Якубов подыскал другую матрёшку на роль башкана. Впрочем, искать ему пришлось совсем недолго.  Он посчитал, что Ирина Влах, сестра своего подельника по грабежам «Дональда», подходит как нельзя лучше на эту роль. И принялся, в паре со своей старой матрёшкой Формузалом, раскручивать его имидж. Как известно, деньги стены пробивают.  Так что нашлась в определённых кабинетах президентской администрации России пара мелких служащих, что-то вроде старшего куда пошлют или зам. зама, некие Маслов и Чернов, которые и открыли новой звезде гагаузского Буджака некоторые двери в Москве, а особенно в ее окрестностях. Затем убедили Додона взять её под крыло Социалистической партии. С этим делом все оказалось очень просто, поскольку Додону не впервой оказывать политические услуги. Естественно, только если оплата производится авансом, как в случае с голосованием за избрание Тимофти на пост президента. Додон безотлагательно представил её послу России в качестве социалистической надежды Гагаузии. А когда комратские социалисты попытались, довольно робко и с соответствующими извинениями, выразить свое несогласие, Додон мгновенно обрезал Гордиев узел и выгнал их из партии. И это несмотря на то, что, в соответствие с уставом партии, не он, а члены партии из региона должны были принимать данное решение. А как же иначе? Сила денег кукловода Якубова превозмогла  силу правды и справедливости. «Майдан» против нынешнего башкана, против его тёмных делишек, который предвещал некоторое время назад Василий Нейковчен, так и не случился. Но, после ухода Формузала, не исключено открытие серьёзного уголовного дела по следам его сомнительных проделок. Именно поэтому башкан стремится оставить на своем месте надёжного человека.  Вопреки милым утверждениям, Ирина Влах не является воплощением «женского лица Гагаузии». Позади этого женского образа кишат грязные деньги, тёмные страсти, опасные связи, но прежде всего интересы, не имеющие ничего общего с надеждами гагаузов на лучшее будущее.

При написании вышеизложенных строк перед глазами появились мои коллеги из первого парламента. Мне захотелось  спросить в первую очередь того, с которым у меня были, пожалуй, самые долгие беседы, Фёдора Ангели. Но его нет более среди нас. И тогда я спрашиваю остальных: «Что скажете, друзья? Разве я не прав?»

 Андрей ЦУРКАНУ

http://moldova-suverana.md

Добавить комментарий

Комментировать...