Политика

Кум, сват, брат… Генеалогическое древо молдавской юстиции

Они были коллегами по юридическому факультету и теперь отправляют правосудие, будучи оппонентами: судьями, адвокатами или прокурорами. Некоторые из них приходятся друг другу кумовьями, венчальными родителями и крестниками, а другие – супругами, сыновьями, дочерями, братьями или сестрами. Все, почти в унисон, утверждают, что личные отношения не мешают им быть объективными в стране, где большинство граждан воспринимают юстицию как наиболее коррумпированную сферу.

В 2013 году ZdG раскрыла, как адвокат Юрий Гурьев, будучи венчальным отцом судьи Оксаны Банарь (Мироновой), в то время работавшей в Дондюшанском суде, не попросил отвода магистрата по делу, в рамках которого его клиент, признав свою вину, был санкционирован судьями самым мягким наказанием, установленным законом. «Если так к этому подходить, мы тут все кумовья. И в Апелляционной палате есть кумовья, и в Высшей судебной палате. На меня не может оказать влияние кум», – говорил Банарь. Система пропустила этот случай, а магистрат не только не была наказана, но и получила продвижение по службе, в 2014 году будучи назначена на должность судьи до достижения предельного возраста, а в 2016 году – путем перевода попала в Бельцкий суд, где является судьей по уголовному преследованию. Для полной картины, отметим, что и супруг судьи, Григорий Миронов, также трудится в сфере юстиции, являясь адвокатом.

У Поалелунжь – жена, племянница и венчальный крестник в сфере юстиции. У Харунжена – брат – адвокат

Случай не является единичным. Правосудие в Республике Молдова отправляется бывшими коллегами по факультету, кумовьями, венчальными родителями, крестниками или членами семьи. Михай Поалелунжь, председатель Высшей судебной палаты (ВСП) женат на Елене Поалелунжь, работающей в Министерстве юстиции: с 2013 года она является начальницей Отдела судебных исполнителей. Мария Алексей, в девичестве Козма, племянница председателя ВСП, является судьей Кишиневского суда, получив назначение в 2014 году, по завершении деятельности в Суде сектора Рышкановка, которым руководил в то время Олег Мельничук, один из венчальных крестников Поалелунжь. Мария Алексей работала там в качестве главы секретариата. Сегодня Мельничук, преследуемый по закону за незаконное обогащение, также является магистратом Кишиневского суда. «Супруга Поалелунжь, Елена Поалелунжь, является служащей Министерства юстиции с 1996 года. Она не была принята на работу в Министерство в 2013 году», – отмечает ВСП в своем ответе.

У Эдуарда Харунжена, генерального прокурора, есть брат-адвокат Артур Харунжен, защищавший в суде, в том числе, клиентов, судимых по делам, которые вела Прокуратура по борьбе с коррупцией, когда нынешний генеральный прокурор был ее главой. Аделина, дочь Эдуарда Харунжена, также является юристом, выпускницей Юридического факультета Независимого международного университета Молдовы (ULIM). «Мой брат первоначально, в течение семи лет, был прокурором. На протяжении уже нескольких лет он является лицензированным адвокатом. Я говорю вам, что я не вмешиваюсь и никогда этого не делал, но в качестве проблемы это можно интерпретировать в любой момент. Я не могу ему запретить, я ничего не могу сделать. У него есть дети, семья, и он зарабатывает деньги своей профессией. Мы не встречаемся по этим вопросам. Но знаете, супруга бывшего генерального прокурора была адвокатом. И это неизбежно. Я, для себя, не могу найти решение в этой ситуации. У меня нет права запрещать ему заниматься адвокатским ремеслом. Единственное, что можно сделать, это быть неподкупным, что я и пытаюсь делать, но я не могу запретить ему и не знаю, если у меня есть моральное право делать это», – заявил нам Эдуард Харунжен.

Венчальные родители и крестники заместителей генерального прокурора

Игорь Попа, заместитель Харунжена, приходится венчальным крестником Николаю Китороагэ, главе Прокуратуры по борьбе с организованной преступностью и особым делам (ПБОПОД). Супруга Попы, Алла, является адвокатом. В то же время, венчальным крестником Игоря Попы является Руслан Тома, прокурор для специальных миссий в структуре Генеральной прокуратуры. Мирча Рошиору, председатель Высшего совета прокуроров (ВСП), и еще один заместитель генерального прокурора, приходится венчальным крестником Максиму Гропе, прокурору ПБОПОД, а Виктор Гараба, брат третьего заместителя генерального прокурора, Юрия Гарабы, приходится венчальным отцом прокурору Прокуратуры по борьбе с коррупцией (ПБК), Виталию Галеру.

Рошиору говорит, что отношения с Максимом Гропой не создавали конфликтов интересов. «Я начал свою деятельность в прокуратуре раньше, в 2001 году, он приехал в 2002 году в ту же прокуратуру – Хынчештского района. Поскольку я был самым старшим в семье, по традиции, меня некому было венчать, и в 2007 году он стал моим венчальным отцом. У нас с самого начала были хорошие отношения. Он никогда не был моим подчиненным, я не был его подчиненным. Да, мы были в Хынчештской прокуратуре и в Прокуратуре по борьбе с коррупцией, но мы оба выступали в качестве обвинителей. Два года назад, когда был конкурс на должность прокурора Яловенского района, г-н Гропа принял участие в этом конкурсе. Я воздержался и, хотя все думали, что нанашизм и кумовство в силе, г-н Гропа не выиграл. Есть моральные правила, которые нужно иметь в виду. При желании можно избежать ситуаций конфликта интересов», – утверждает председатель ВСП.

Братья Балан: Один обвиняет Гачкевича, другой защищает Шора

Еще с одной любопытной ситуацией мы сталкиваемся в случае прокурора по борьбе с коррупцией Евгения Балана, брата Юлиана Балана, одного из адвокатов примара Оргеева, Илана Шора. Прокурор Балан ведет важные дела, связанные с мошенничеством в BEM, в том числе то, по которому проходит Григорий Гачкевич, бывший председатель финансового учреждения, предшественник Шора. «Я веду дела о «Banca de Economii» в период Григория Гачкевича. У меня нет ни одного материала в работе, датируемого периодом после Гачкевича, я ничего не расследую, даже на пересечении. Об этом знают все, и поэтому в ведении не может быть материалов или причин, приводящих к конфликтам интересов», – говорит прокурор Евгений Балан.

«Когда-то была такая ситуация, но по другому делу, не связанному с «Banca de Economii». Я автоматически доложил начальнику. Это естественная ситуация, у всех есть братья. В этом случае я отказался выступать в качестве прокурора, дело было передано другому коллеге. Иначе недопустимо. Необходимо брать самоотвод. Это нормально, тем более, что мы живем в маленькой стране, где вероятны естественные или потенциальные конфликты интересов, говоря теоритически, и поэтому обязательно необходимо сообщать начальству, чтобы не возникали какие-либо подозрения в коррупции или еще не знаю что… Существует установленная законном процедура, которая позволяет дистанцироваться от таких моментов», – добавляет прокурор Балан.

Прокурор и связи в НЦБК

Прокурор Кишиневской прокуратуры Анатолий Тэйету является мужем Отилии Николай, главы Агентства по возврату имущества преступного происхождения в рамках Национального центра по борьбе с коррупцией (НЦБК). И Роман Морозан, их сын, является сотрудником НЦБК, так же, как и венчальный отец пары, Михаил Кожокару, занимающий пост заместителя начальника Управления уголовного розыска в рамках учреждения. «Подтверждаем, что Отилия Николай является супругой Анатолия Тэйету. Указанные лица были приняты на работу в ЦБЭПК с самого момента создания этого учреждения, строго исходя из профессиональных критериев. В настоящее время у них нет никаких профессиональных отношений, которые могут каким-либо образом влиять на выполнение, в соответствии с законом, должностных обязанностей», – говорится в ответе НЦБК, предоставленном ZdG по этому вопросу.

Что касается отношений религиозной близости между Отилией Николай, Михаем Кожокару и Романом Морозаном, НЦБК утверждает, что не может предоставить их подтверждения, учитывая, что «отношения религиозной близости не имеют значения или не оказывают влияния на профессиональную деятельность и не регулируются никаким законом, включая Закон о конфликте интересов». «Большинство ключевых прокуроров приходятся друг другу кумовьями, или у них есть общие кумовья», – сообщил нам прокурор на условиях анонимности, в рамках обсуждения «семейных» отношений, существующих между государственными обвинителями.

Семьи Клевады и Сырку отправляют правосудие

Валентина Клевады, судья ВСП, недавно подавшая заявление об отставке, приходится матерью Наталье Клевады, магистрату Суда сектора Рышкановка в Кишиневе. Сыновья судьи ВСП так же работают в судебной системе. Григорий Клевады является прокурором в прокуратуре Хынчештского района, его брат Игорь является адвокатом. Супруга прокурора работает в Таможенном бюро Кишинева, а адвокат – помощником судьи в ВСП.

Юлия Сырку, судья ВСП, является женой бывшего прокурора Исаии Сырку. Их дочь, Диана Сырку-Скобиоалэ, является главой Национального института юстиции, а ее невестка – Татьяна Молчанова, магистрат, назначенная на должность в 2011 году в Суд Бессарабки. В 2014 году она была переведена в Анений Ной, а в 2016 году, так же, путем перевода, она попадает в Кишиневский суд. Супругом магистрата, сыном Юлии и Исаии Сырку, является прокурор Артур Сырку, работающий в ПБОПОД.

Алла Кобэняну, еще одна судья ВСП, приходится родственницей судье Николаю Шова из Суда сектора Ботаника в Кишиневе, а, через брата, и Неле Будэй, вице-председателю АП Кишинева. В Кишиневской АП целый ряд дел рассматривается Нелей Будэй, а в ВСП – Аллой Кобэняну. Из ответа, предоставленного ВСП, мы узнаем, что Николай Шова является «супругом племянницы по линии брата» судьи Кобэняну», и что судья «всегда воздерживается относительно решений, выносимых г-ном Шовой, попадающим в ВСП и распределенным ей для рассмотрения. Судья Неля Будэй ей не родственница. Последняя находится в родственных отношениях с братом судьи Кобэняну», – уточняет ВСП.

Кумовья из ВСП

Другой судья ВСП, Олег Стерниоалэ, женат на Елене Тудоран, бывшем судебном секретаре. Их венчал адвокат Юрий Табарча. Согласно информации, полученной ZdG, Юрий Табарча, в свою очередь, приходится двоюродным братом Марчелу Табарча, начальнику Управления обеспечения неподкупности НЦБК. «Марчел Табарча является родственником Юрия Табарча. Это никоим образом не препятствует их профессиональной деятельности», – подтвердил нам НЦБК. Стерниоалэ приходится кумом судье Виктору Бурдуху, вице-председателю Кишиневского суда. Бурдух был также одним из гостей на свадьбе Стерниоалэ в 2014 году. «Венчальным отцом данного господина (Стерниоалэ, прим. ред.) является Юрий Табарча, однако, не известно, были ли, или есть у последнего дела на рассмотрении в ВСП в качестве адвоката. Виктор Бурдух был приглашен на его свадьбу, а г-н Стерниоалэ приходится крестным отцом дочери г-на Бурдуха. Однако, эти обстоятельства не влияют на качество акта правосудия, которое он вершит», – передала нам ВСП.

Судья ВСП Ион Гузун, кроме того, что является коллегой по факультету с Михаем Поалелунжь, приходится также кумом главе ВСП, что было подтверждено обоими судьями. Его супруга, Мария Гузун, является магистратом Кишиневской АП.

В 2016 году, в рамках одного из дел в ВСП, бывшая судья Домника Маноле попросила отвода судьи Друцэ в рамках рассмотрения дела на том основании, что он является кумом Марианны Питик, другого магистрата ВСП. Ее заявление было отклонено. Друцэ и Питик сегодня коллеги в рамках состава суда высшей судебной инстанции. Друцэ является венчальным отцом и Александра Чугуряну, сына бывшего магистрата Михаила Чугуряну. В отношении Нины, матери Александра, в настоящее время ведется расследование по делу о земельных участках, она работает адвокатом. «Г-н судья Ион Друцэ не является кумом г-жи судьи Марианны Питик. Он не крестил детей г-жи Питик, и наоборот», – уточняет ВСП со ссылкой на информацию, имеющую отношение к Иону Друцэ, без подтверждения или опровержения связи между Друцэ и Чугуряну.

Плешка, взявший самоотвод по делу Казаку, оправдан Апелляционной палатой

Ион Плешка, председатель Кишиневской АП, взявший самоотвод по делу Иона Казаку, бывшего председателя Глодянского районного суда, отстранен от должности и судим за пассивную коррупцию после того, как его поймали с поличным на взятке в размере десять тысяч леев. Казаку был оправдан в первых двух инстанциях, в том числе Кишиневской АП, но недавно ВСП отправила дело на пересмотр, так же в инстанцию, которой руководит Плешка. 1 августа 2017 года ВСП рассмотрела ходатайство Виктора Мунтяна, прокурора АП, в котором он просил, чтобы дело Казаку не рассматривалось в Кишиневской АП, «чтобы устранить любые сомнения в пристрастности, в силу ранее занимаемой должности сыном обвиняемого Иона Казаку – Ионом Казаку (у сына то же имя), который работал в качестве судебного секретаря в Кишиневской АП, выполняя свои обязанности в непосредственном подчинении председателя этой инстанции». ВСП отклонила запрос, уточнив, что сын Казаку перестал работать в суде 18 сентября 2015 года. Ранее, в июне 2016 года, Ион Плешка подал декларацию о воздержании от рассмотрения уголовного дела в отношении Иона Казаку, после того, как дело было распределено ему, ссылаясь на ту же самую причину.

Теперь дело Иона Казаку находится в производстве у судьи Геннадия Лысого, бывшего коллеги по факультету Иона Плешки. Лысый приходится венчальным отцом своему коллеге по факультету, а также по инстанции, Анатолию Пахополу, что признали представители Кишиневской АП, сообщившие нам, что эти отношения учитываются при формировании составов судей. Жена судьи Пахопола, Наталья, является адвокатом. «Я взял отвод по делу Казаку. Его сын три года уехал в Америку», – уточнил, в свою очередь, Ион Плешка. Супруга председателя Кишиневской АП, Татьяна Плешка, является адвокатом. В своем ответе для ZdG, данном ранее, она сказала, что для того, чтобы избежать потенциальных конфликтов интересов, она не выступает в суде по делам, которые рассматриваются в учреждении, руководимом ее супругом. Дойна Плешка, их дочь, является офицером уголовного преследования НЦБК, получив назначение на должность в апреле 2016 года.

И другие магистраты Кишиневской АП находятся в родственных отношениях с представителями судебной власти. Судья Сергей Фурдуй, чей сын Александр окончил Юридический факультет, приходится венчальным отцом его коллеге, Владиславу Климе, сыну начальника Судебной инспекции при Высшем совете магистратуры (ВСМ), Николая Климы. Связь между Климой и Фурдуем была подтверждена Кишиневской АП. В том же учреждении мы находим отношения, освещавшиеся ранее в прессе. Судья Мария Морару является бывшей женой Иона Морару, адвоката, который после того, как был замешан в коррупционных скандалах, лишился, а затем несколько раз восстанавливал свою лицензию в судебных инстанциях. Виорел Морару, один из сыновей этой пары, хочет стать судебным исполнителем, а Эдуард Морару, другой сын, который хочет стать судьей, сегодня является адвокатом. В Кишиневской АП работает и Юрий Мелинтяну. Его сын, адвокат Дорин Мелинтяну, так же, как и Ион Морару, проходил по уголовным делам.

Судьи-сваты

Игорь Мынэскуртэ, судья Кишиневской АП, бывший магистрат Суда сектора Чеканы в Кишиневе, женат на Каролине Мынэкскуртэ-Паскарь, адвокате бюро «Fenix», которое, по совпадению или нет, находится недалеко от Суда на Чеканах. Ее отец, Геннадий Паскарь, является адвокатом в том же бюро.

В похожей ситуации находится и Игорь Барбакару, судья Апелляционной палаты Кишинева. Констанция Барбакару, его супруга, является адвокатом-стажером, с 2015 года работая в бюро, основанном нынешним членом ВСМ, Георгием Аворником. Мать судьи, Зинаида Барбакару, также является адвокатом, осуществляющим деятельность на территории сектора Рышкановка, где ее сын работает судьей. Тестем магистрата Игоря Барбакару является Геннадий Морозан, бывший судья Суда сектора Рышкановка, в 2015 году перешедший в Кишиневскую АП. У Морозана есть связи и с Владимиром Плахотнюком, лидером Демократической партии Молдовы. Брат Морозана, Эдуард, женат на сестре политика, Вере.

Из решения ВСП, в котором содержалось требование об отводе судьи Высшей судебной палаты, Марии Гервас, от рассмотрения этого дела, мы узнаем, что Гарри Бивол, магистрат Центрального отделения Кишиневского суда, преследовавшийся по делу об отмывании 20 миллиардов долларов, является мужем судьи Валентины Гарабаджи, работающей в Суде сектора Ботаника в Кишиневе. Из того же документа мы узнаем, что отстраненный от должности магистрат приходится родственником Марии Гервас, которая, в свою очередь, является супругой прокурора Юрия Герваса.

«Клан» Аворника в юстиции

Адвокат Георгий Аворник, член ВСМ, может похвастаться десятками связей в системе. В интервью журналу «Nunta» (в перевеоде «Свадьба») в 2015 году, когда в его активе было не менее 25 венчальных крестников, Аворник уточнял, что большинство из них – его бывшие студенты с Юридического факультета. «У нас два кровных кузена с моей стороны, двоюродная сестра жены и ее брат. Остальные были нам чужими. По большей части, это мои бывшие студенты. Почему они выбрали преподавателя, чтобы он стал их венчальным отцом? Думаю, я служил им в качестве примера», – отмечал Георгий Аворник, у которого, спустя время, стало не менее 28 венчальных крестников. Среди них два коллеги из ВСМ – Теодор Кырнац, кандидат на должность председателя Национального агентства по неподкупности, и Виолетта Кожокару, университетский профессор. Аворник также является венчальным отцом Вячеслава Стежара, управляющего процессами несостоятельности, юриста Корнелиу Цуркану и магистрата Вероники Негру, в 2015 году получившей продвижение в Кишиневскую АП. Последней его крестницей является сестра Александра Негру, судьи Буюканского сектора Кишиневского суда, назначенного на должность в 2014 году.

Татьяна Краю, сестра Георгия Аворника, получившая адвокатскую лицензию в 2002 году, замужем за судьей Николаем Краю из ВСП, назначенным на должность в 2016 году Парламентом после конкурса, организованного ВСП. Их сын, Сергей Краю, адвокат. Мария Негру, другая сестра Аворника, является судьей в Кишиневской АП, получив продвижение по должности в 2014 году, когда ее брат уже работал в ВСМ. «Сижу я и думаю, что на самом деле кумовство – это не порок, для нас это традиция, и если кто-то берет на работу кума, это значит, что он ему полностью доверяет и знает, что он не вонзит ему нож в спину. Во всем мире это называется рекомендацией, а мы называем это «кумовством», – дополнил Георгий Аворник в том же интервью для журнала «Nunta» свою супругу Анну, которую спросили о том, не обвиняли ли семью Аворника в «кумовстве».

«Не было ни разу. Во-первых, мы все были в разных системах, и у каждого была своя собственная деятельность. Они не пересекались. Только в ВСМ, но я всегда воздерживался. Было два случая с моей сестрой и один с кумом. Три раза, и я никогда не участвовал. Других случаев у меня никогда не было», – утверждает Георгий Аворник, отвечая на вопрос, могут ли его родственные отношения вызвать конфликт интересов. В качестве адвоката, говорит Аворник, у него тоже не было таких ситуаций.

Виктор МОШНЯГ, Анатолий ЕШАНУ

 

zdg.md

Добавить комментарий

Комментировать...