Аналитика Политика

Два сценария

Тайм-аут, который взяли переговорщики в Москве до воскресенья, обусловлен необходимостью подготовить документы и согласовать формулировки. После чего состоятся телефонные переговоры в «нормандском формате» — Россия, Украина, Германия, Франция. До окончания переговоров их детали, естественно, будут неизвестны. Да и не только детали — до сих пор никто не раскрывает сути предложений, с которыми приезжали в Киев и Москву Меркель и Олланд.

Понятно лишь то, что Германия и Франция привели что-то, отличающееся от американских предложений Киеву — а именно вооружить его.

Европейцам нужен мир или по крайней мере, не война. Подключение США они расценивают как эскалацию, но к ней они не готовы — и без того ситуация зашла далеко.

Из туманных комментариев было ясно лишь то, что предложения Меркель и Олланда основаны на минских договоренностях — то есть, установление линии разграничения и отвод вооружений. 5 часов, которые провели вместе Путин и европейцы, говорят о том, что согласовать эти мероприятия было крайне сложно. И дело здесь даже не в наступлении ополчения.

Минские договоренности были фикцией потому, что отсутствовали гарантии их выполнения. Не зря представитель МИДа Лукашевич практически утвердительно ответил на вопрос иностранного корреспондента относительно миротворческого контингента — он единственный может быть гарантией развода сторон. Проблема в том, что все без исключения миротворцы в предыдущих евроконфликтах выступали не сторонней силой, а играли за одну из сторон. Второй момент, который бессмысленно не учитывать — буферная зона вдоль линии разграничения.

То, как была проведена линия разграничения в Минске, неизбежно вело к продолжению обстрелов Донецка и Горловки, так как вынуждало ополчение отводить свою артиллерию за пределы Донецка, но при этом позволяло ВСУ без особых проблем обстреливать город. Что и наблюдалось весь период этого «перемирия».

Вводить миротворцев в такую буферную зону не имеет смысла — они никак не могут воспрепятствовать обстрелам, а в случае обострения обстановки сами становятся их жертвами, что очень быстро закончится новым раундом войны — но уже с привлечением новых участников.

Возникает необходимость корректировки минских договоренностей, если, конечно, предположить, что европейцы приехали именно за мирным решением проблемы. Точнее — за реальным прекращением огня. Политическая часть соглашения является отдельной и не имеет никакого смысла без такого прекращения.

Скорее всего, именно поэтому особо было сказано, что на вчерашней встрече вопросы федерализации не затрагивались. Это как раз логично — не будет настоящего перемирия — нет смысла даже тратить время на это.

Возникает два сценария, как именно можно гарантировать более-менее устойчивый мир. Оба сценария неизбежно отталкиваются от необходимости создания миротворческого контингента.

Первый сценарий может исходить из реальной или близкой к реальной линии разграничения, основанной на текущей линии фронта. Предыдущую нет смысла обсуждать — ополчение даже под жестким давлением вряд ли уйдет с занятых позиций обратно. В таком случае буферную зону нужно расширять более, чем на 15 км в каждую сторону — хотя бы на 30 км. И в созданную 60-км зону вводить миротворцев. Это означает, что все крупные города переходят под их контроль.

Второй сценарий — остановка ополчения на текущей линии фронта, вывод ВСУ на административные границы Донецкой и Луганской областей и заполнение образовавшейся буферной зоны миротворцами. В этом случае гарантии прекращения боевых действий выглядят гораздо более устойчивыми, при этом ополчение оставляет за собой и Донецк, и Луганск.

Второй сценарий выглядит принципиально лучше с точки зрения прекращения бовых действий и позволяет начать мирную часть переговоров. Какая она будет — вопрос любопытный. Хотя бы потому, что здесь Россия уже будет вынуждена опубликовать свое реальное понимание «единой Украины» — и скорее всего, оно будет именно таким, как и предполагается — никаких ДНР и ЛНР, федерализация и единая внешняя граница Украины. Здесь поле для торговли очень широкое, но пока эту часть обсуждать бессмысленно. Нужно прекращение огня — причем европейцы заинтересованы в нем не меньше России. Им нужна гарантия того, что ополчение не перейдет в новое наступление. Мощь ВСУ в ходе нынешнего уже продемонстрирована — она нулевая. Даже в обороне, даже с превосходящими силами ВСУ могут лишь сдерживать ополчение, при этом проваливаясь и отступая в случае равенства сил на локальных участках. Военное решение в такой обстановке возможно лишь через откровенное перемалывание обеих сторон, а это означает затягивание войны и неизбежное подключение к ней США в виде массированных поставок оружия и техники. Этого европейцы и боятся.

Видимо, 5 часов ушли именно на обсуждение принципиальных моментов — как именно будет создаваться буферная зона, как именно она будет заполнена, и если речь действительно зашла о миротворцах — то важны принципы, по которым они будут собираться. Кто войдет в состав контингента, кто будет контролировать и ставить задачи.

На нынешнем этапе перемирие в любом вменяемом виде, безусловно, лучше продолжения боевых действий. Ополчение не в состоянии решать задачи по коренному изменению обстановки, а потери, которые несут наиболее боеспособные его части, создают серьезную проблему в будущем. Россия откровенно не намерена решать проблему ликвидации нацистского режима в Киеве — поэтому перемирие дает возможность сохранить людей. И мирных, и ополченцев. Нет смысла в такой ситуации умирать за игрища олигархов с обеих сторон. Если нет задачи добить врага в его логове — нужно сохранить людей до того момента, когда она будет поставлена. Не сейчас, так потом. Не нынешними предателями, так людьми, для которых государство — это не только доильный аппарат.

По сути, это приднестровский вариант. Возвращение ДНР и ЛНР под Киев замораживается и становится предметом долгих и крайне нудных переговоров, где обе стороны будут цепляться к любым мелочам. Вопрос Крыма замораживается сам собой, так как не выполняется ключевое условие для начала войны за него — Киев не одерживает военной победы на Донбассе. Конфликт переходит на более низкий уровень, хотя все основные причины, породившие его, не разрешены.

Довольны могут быть все — включая США, которым важно иметь дугу нестабильности вокруг России. Другой вопрос, что и в Европе, и в США, и в России, и на Донбассе есть силы, которые настаивают на более решительных шагах и на военном решении проблемы. С «нашей» стороны они не играют определяющую роль — но они есть. С «их» стороны эти силы весьма серьезны и постараются торпедировать любые соглашения, целью которых будет более-менее устойчивый мир. Они обладают серьезным влиянием на Киев, который должен будет подключиться к переговорам в воскресенье. И может провалить их с подачи хозяев.

Поэтому пока ничего не завершено и не предрешено.

Наконец, все эти рассуждения могут оказаться пшиком — хотя бы потому, что исходят из предположения, что сторонам нужен мир. Если нет, тогда все это не имеет ни малейшего смысла. Поэтому есть резон подождать день-два и посмотреть, к чему придут переговорщики в составе «четверки». Если придут.

http://wpristav.ru

Добавить комментарий

Комментировать...