Бой системе. Марк Ткачук о том, есть ли у оппозиции шанс на политическое будущее

Молдавское общество в очередной раз втянуто в обсуждение ложного, бессмысленного вопроса. И в этом всенародном обсуждении молдавская оппозиция вновь открыто подыгрывает власти. Речь идет об изменении избирательной системы — сообщает портал Newsmaker.

О преимуществах блондинок перед брюнетками

Общая канва наблюдаемых событий, а также тех, которые вскорости грядут, выглядит следующим образом. Власть выдвигает законопроект о переходе на одномандатную систему выборов. Поскольку такой вариант избрания депутатов в большей мере соответствует чаяниям избирателей, уставших иметь дело с «продажными, безликими, порядком надоевшими» партиями. Не стоит сомневаться, что избиратели в том или ином виде совершенно искренне одобрят эту идею.

Оппозиционные политические партии, понятно, это новаторство не поддерживают и не поддержат, поскольку выборы по одномандатным округам, по их мнению, чрезвычайно уязвимы для возможных фальсификаций и подкупа кандидатов. Но от их поддержки или не поддержки немногое зависит в этой ситуации. Тем более, что народные симпатии без всяких искажений будут, несомненно, на стороне законопроекта власти.

Тем не менее для достижения консенсуса, власть сделает полшага назад и якобы под давлением конструктивной оппозиции согласится на компромисс. И взмахом рук нового парламентского большинства будет введена смешанная система. Именно такая система в качестве желанной цели прописана в программных документах той же Партии социалистов.

Не исключено, что компромисс будет углублен готовностью власти и конструктивной оппозиции объявить о досрочных парламентских выборах. А это вообще можно представить в качестве победы той же ПСРМ. Ведь именно социалисты обещали распустить действующий парламент. Обещали — добились!

Ну а дальше — все еще веселее. Начинаются выборы. Все те, кто критиковал переход на новую систему, активно и агрессивно участвуют в избирательной кампании, выдвигаются в качестве кандидатов, ведут споры и дискуссии, пугают друг друга русскими танками, сирийскими беженцами, русским миром и мировым заговором Ротшильдов с Рокфеллерами. Все вместе — обещают вернуть миллиард, национальное достоинство молдавскому народу и молдавские яблоки на российский рынок.

Наконец, выборы завершаются. На первом же заседании парламента независимые кандидаты с мест, авторитетные представители народных чаяний, искушенные знатоки локальной специфики и прочие продвинутые краеведы формируют самую крупную фракцию в парламенте. Что-то подсказывает, что это будет не фракция ПСРМ, «Нашей партии», партий Майи Санду или Андрея Нэстасе. В любом случае именно в этот день в штаб-квартире Демократической партии духовой оркестр будет исполнять «Радость победы» Вильгельма Беккера.

Но главное, произойдет это вовсе не от того, что была изменена избирательная система. А потому что все прочее осталось неизменным! В обстановке, когда в руках одной несменяемой группировки сосредоточена вся судебная, карательная и медийная системы, когда эта группировка владеет большинством мэрий и местных советов, когда в ее руках ЦИК, а главное — оппозиция, готовая время от времени игнорировать все эти фундаментальные факторы, выборы можно устраивать хоть по модели британского парламента, хоть новгородского веча или монголо-татарских курултаев. Результат будет тем же. Результат будет тем же, даже если правящая группировка примет решение не менять Избирательный кодекс и оставить все по-прежнему. Выйдет это несколько дороже, менее элегантно, но с тем же электоральным счетом. Нынешний состав парламента, избранный по пропорциональной системе, — яркое тому подтверждение.

Для сохранения действующего режима совершенно неважно, какая именно в Молдове избирательная система. Пропорциональная, мажоритарная или смешанная. Все эти модели по-своему хороши и по-своему уязвимы. И можно потратить уйму времени на теоретические дискуссии об их преимуществах и недостатках. Но в нашем, молдавском, случае все эти варианты выборных систем вообще нельзя сравнивать и обсуждать. Никаких академических дискуссий тут просто не может быть. Потому что отсутствует главный контекст для всех этих теоретических штудий — самый обычный демократический процесс. А в его отсутствии бросаться в дискуссии об избирательной системе — все равно, что спорить о преимуществах блондинок перед брюнетками в условиях пожизненного тюремного заключения.

«Захваченное государство». Заезженная пластинка или явка с повинной?

У всей разнородной и разномастной молдавской оппозиции как бы давным-давно установился некий консенсус. Идея о Молдове, как о «захваченном государстве», впервые высказанная в 2012 году коммунистами, пропитала идеологии всех политических партий, проникнув уже в плотные слои право-либеральных и даже унионистских формирований. Но эта идея остается всего лишь риторическим приемом. Не более того. Она никем — ни внутри Молдовы, ни за ее пределами — давно всерьез не воспринимается. Ни в качестве угрозы, ни в качестве диагноза, ни в качестве приговора. В лучшем случае в ней видят порядком поднадоевший демагогический прием вечно ноющей оппозиции. И происходит это исключительно от того, что из этой суровой и безапелляционной констатации оппозиция не только не делает никаких практических следствий, но и сама активно соучаствует в захвате государственной власти.

Напомню самый яркий недавний пример. 4 марта 2016 года власть подарила оппозиции шикарный повод для консолидации всего общества и всей оппозиции. Конституционный суд изменил Конституцию. Орган, имеющий право толкования основного закона, позволил себе его изменить. С тем же успехом Конституцию могла изменить Генеральная прокуратура или Общество охотников и рыболовов. То есть в стране произошел конституционный переворот.

Что сделала оппозиция? Она поддержала этот переворот. Еще бы, ведь Конституционный суд подарил оппозиции возможность поучаствовать в прямых президентских выборах! Ее лидеры обрадовались столь щедрому бонусу и помчались наперегонки за президентским жезлом.

По ходу предвыборной гонки они умудрились не только забыть о «захваченном государстве», не только столкнуть лбами простых избирателей, но и обмануть их самые сокровенные надежды на перемены к лучшему. Ни Майя Санду, ни Игорь Додон, ни прочие кандидаты ни разу не сознались избирателям в том, что у будущего президента нет и малой толики полномочий, необходимых для избавления народа от невыносимых страданий. Напротив, они все вместе врали людям — о возможности роспуска парламента, о евроинтеграции, о Евразийском союзе, о своей борьбе с убийственными тарифами, ценами и преступностью. А еще они не подвергали сомнению демократический характер избирательной кампании, полагаясь на особое расположение к себе настоящей, правящей власти. Ведь именно эта власть взяла на себя функцию единственного объективного арбитра в той выборной гонке.

Напомню, что во время этой предвыборной кампании не проводилось ни экзит-полов, ни социологических опросов, ни прочих современных инструментов подтверждения реальности заявляемых властью итогов голосования. И это, опять же впервые, никого не удивляло. По крайней мере никого из участвующих в забеге «борцов с режимом».

Сейчас сторонники Игоря Додона могут только удрученно разводить руками. Пик антироссийского шабаша настоящей молдавской власти пришелся именно на его президентство. Полномочий Додону хватает сейчас только на то, чтобы глубокомысленно помалкивать и дарить президенту Российской Федерации его же собственное вино. И когда пропагандисты Додона ни с того, ни с сего вдруг вновь запускают заезженную пластинку про «захваченное государство» — это уже напоминает скорее явку с повинной, нежели некое искреннее политическое обвинение. Точно такой же фальшивой, совершенно неуместной тараторщиной воспринимаются подобные обвинения из уст Майи Санду или Андрея Нэстасе.

Чего там говорить! У всех этих персонажей был шанс войти в историю и изменить власть в стране. Достаточно было одного — осудить вместе конституционный переворот, отказаться от «взятки» виртуального президентства и продолжить наступление на агонизирующий режим.

Как не изменить Родине?

Теперь у оппозиции есть последний, невероятно иллюзорный шанс вернуть себе хотя бы толику политического авторитета. Для этого достаточно всем политическим партиям, за исключением правящей Демократической, прийти к соглашению о том, что в случае любых изменений избирательной системы — будь то переход на смешанную систему или «одномандатную» — все они откажутся от участия в парламентских выборах. Понятно, что в случае появления подобной единодушной «платформы» любые парламентские выборы по измененной системе не могут быть признаны и не будут признаны легитимными. И даже известный своей «правовой щедростью» глава Венецианской Комиссии Джанни Букиккио вынужден будет признать отсутствие того самого консенсуса в Молдове, к поиску которого он призывал молдавские власти.
Нужно сказать, что у такой позиции есть самый главный и весьма веский аргумент. Аргумент общегосударственного свойства. Перевешивающий по значимости все прочие.

У нынешней пропорциональной системы, когда вся страна является одним избирательным округом, в нашем молдавском случае есть важнейшее принципиальное преимущество. Пока страна — один избирательный округ, включая Приднестровье, до тех пор ее политический класс вне зависимости от партийных различий как бы демонстрирует свою приверженность территориальной целостности страны. Граждане Молдовы из Приднестровья могут участвовать в выборах в общенациональный парламент — и в качестве избирателей, и в качестве избираемых (по партийным спискам). Вне зависимости от того, открывают избирательные участки в Приднестровье или нет. Как известно, свой гражданский долг многие жители Приднестровья регулярно исполняют на избирательных участках, открываемых молдавскими властями по периметру административной границы с «мятежным регионом».

При мажоритарной системе, понятно, эта возможность при любых оригинальных юридических ухищрениях приближается к нулю. В условиях смешанной системы критичность «приднестровского фактора» остается прежней. Места приднестровских «одномандатников» останутся в лучшем случае вакантными.
В этом смысле ясно, что любые политики, пытающиеся навязать Молдове иную избирательную систему — сплошь одномандатную либо смешанную — выступают на деле против территориальной целостности страны. Вне зависимости от того, что у них на словах. Можно смело утверждать, что до тех пор, пока конфликт на Днестре не разрешен, изменения избирательной системы являются демонстративной формой добровольного и одностороннего отказа Кишинева от Приднестровья, установления границы Молдовы по Днестру и толчком к последующей ликвидации этого государства. То есть, это и будет фактически, той самой изменой Родине, фигурантов которой с таким неистовством выискивает теперешняя власть.

А теперь последнее. Я, конечно же, не верю, что эта оппозиция способна на подобные простые, логичные и ответственные ходы. Не сомневаюсь, что после нахождения «конструктивного решения» в образе смешанной системы весь иконостас узнаваемых политических физиономий проявит свою предсказуемую мандатозависимость и устроит очередную предвыборную бойню. До победного конца этой нескончаемой власти. До последнего избирателя. Роль «полезных идиотов» режима для молдавских оппозиционеров вновь окажется несравненно более притягательной и престижной, нежели скромная функция политических ассенизаторов. А ведь именно ассенизаторов ждет увязшее в нечистотах молдавское общество.

Автор — экс-советник президента Молдовы, бывший член Центрального комитета Партии коммунистов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

newsmaker.md

 

Добавить комментарий

Комментировать...