Экономика

Расследование RISE: как в Россию поставлялись фрукты из несуществующих садов Приднестровья

Две малоизвестные приднестровские фирмы «Алви групп» и «Дуфримол» экспортировали более 300 фур яблок и слив в Российскую Федерацию на основании фиктивных фитосанитарных сертификатов. Согласно документам, полученным журналистами RISE Moldova, в большинстве сертификатов о происхождении продукции указано левобережное село Катериновка, в котором  нет плодоносящих фруктовых садов. Одна из этих фирм за считанные месяцы вошла в топ-20 крупнейших налогоплательщиков непризнанной республики, перечислив в бюджет Приднестровья около $1 млн — сообщает портал Newsmaker.

На полном фитосанитарном основании

В июле 2014 года Россия ввела эбмарго на импорт молдавских овощей и фруктов на свою территорию. В феврале 2015 года Россельхознадзор решил в качестве эксперимента разрешить ввоз яблок нескольким молдавским компаниям с правого берега Днестра и всем фирмам, зарегистрированным в приднестровском регионе. В этот период на рынке экспортеров и появились две приднестровские компании: «Алви групп» и «Дуфримол» с юридическим адресом в селе Катериновка Каменского района. Согласно информации, полученной в таможенных базах данных, с начала августа по начало сентября 2015 года упомянутые компании экспортировали в Россию более 300 фур с яблоками и сливами.

В большинстве документов, выданных Национальным агентством по безопасности пищевых продуктов (НАБПП) РМ, обозначено, что продукция произведена в Катериновке, — селе, где нет фруктовых садов. Это происходило, когда должность главного фитосанитара Молдовы занимал Александру Чобану, уволенный с этого поста после расследования RISE Moldova, в котором журналисты раскрыли схему по выдаче фитосанитарами пакетов документов на две фуры несуществующих фруктов для экспорта в Россию.

Идите в сад

В конце лета 2015 года ООО «Алви групп» и «Дуфримол» получили от НАБПП фитосанитарные сертификаты на экспорт фруктов в Российскую Федерацию. Среди документов, представленных этими фирмами фитосанитарным инспекторам, есть два письма на бланке главы администрации (мэрии) села Катериновка, которые подтверждают, что данные предприятия владеют в этом селе свыше 1300 гектаров яблоневых и сливовых садов.

Однако, как оказалось, данные мэрии Катериновки не соответствуют информации  министерства сельского хозяйства и природных ресурсов Приднестровья. Согласно официальному ответу министерства, в Катериновке нет садов, а во всем Каменском районе общая площадь садов составляет всего 385 гектаров — в три раза меньше площади, указанной в письме в НАБПП.

В соответствии с законодательством, прежде чем выдать фитосанитарный сертификат, инспектор НАБПП должен проверить сад, в котором произведена продукция, предназначенная на экспорт. Одним из ответственных за проверку садов в Каменском районе, по данным НАБПП, значится Константин Охотский, — фитосанитарный инспектор Флорештского района.

— Я не был в том селе. Там вообще нет садов и, соответственно, мне там нечего проверять. «Алви групп» и «Дуфримол» ко мне не обращались, и я даже ничего не слышал об этих компаниях, — пояснил Охотский в беседе с журналистом RISE.

Распишитесь, пожалуйста

Один из фитосанитарных документов, выданных на экспорт фруктов «Алви групп», был подписан Антониной Ончану, начальником карантинного отдела  кишиневского подразделения НАБПП. Сама Ончану в разговоре с журналистом RISE признала, что выдавала фитосанитарные сертификаты, однако, по ее словам, она «действовала в соответствии с законом». Сообщить более подробную информацию представитель НАППБ отказалась.

В настоящее время Ончану находится под следствием по делу о коррупции, в рамках которого несколько сотрудников НАБПП подозреваются в выдаче документов для молдавской сельхозпродукции, предназначавшейся на экспорт (в основном, яблок), однако  эти документы были использованы для реэкспорта продукции из других стран.

Василе Руссу, заместитель кишиневского управления НАБПП и руководитель Антонины Ончану, также признал, что его подчиненные выдавали сертификаты на экспорт фруктов, принадлежащих фирме «Алви групп». Фитосанитар уверяет, что это было сделано на основании документов, выданных местными органами власти.«Собственно проверку садов должны проводить специалисты из приднестровского региона. Нам был предоставлен сертификат из мэрии, с печатью и подписью. Мы не можем проверить подлинность [документа] и не имеем права выезжать на само место. Это не в нашей компетенции», — говорит Руссу.

В свою очередь, глава сельской администрации Катериновки Сергей Ягожинский, утверждает, что никаких сертификатов для компаний «Алви групп» и «Дуфримол» он не выдавал.

— Подпись на тех документах не моя. Я не выдавал сертификатов. Вы можете провести графологическую экспертизу. И садов у нас в селе никаких нет. У нас были яблоневые сады, но в прошлом, — сообщил Ягожинский в беседе с одним из авторов этой статьи.

Кстати, в распоряжении RISE находится и другое письмо мэра Ягожинского, датированное 12 января 2016 года, и адресованное одному фитосанитарному инспектору из Резинского района. В нем подпись главы администрации Катериновки отличается от той, что использовалась в письмах, предоставленных компаниями «Алви групп» и «Дуфримол».

Все сады ведут в Катериновку

«Алви групп» была учреждена в феврале 2015 года жителем села Катериновка Евгением Чекаем. Согласно данным министерства финансов Приднестровья, на начало октября 2015 года данная компания вошла в ТОП-20 лучших налогоплательщиков, пополнив бюджет региона на 11 млн. приднестровских рублей (около $1 млн.). По этому критерию «Алви групп» обогнала многие местные компании, в том числе спорткомплекс «Шериф» и «Тираспромстройбанк».

Второй компанией, задействованной в схеме по экспорту яблок из садов-фантомов, является «Дуфримол». Она была создана в 2014 года с юридическим адресом в селе Подоймица Каменского района, и на момент основания называлась «Агрокультура». Первым руководителем и основателем компании был Сергей Формусатий.

13 февраля 2015 года Формусатий переименовывает компанию в «Дуфримол», а через три недели ее собственником становится все тот же Евгений Чекай. Тогда же фирма меняет и юридический адрес — им становится дом Чекая в Катериновке. Впоследствии компания была возглавлена неким Валерием Скрипником, однако адрес фирмы остался прежним.

«Конечно, сможем»

Репортеры RISE отправились в Катериновку, чтобы побеседовать с Чекаем. Местные жители удивлялись, услышав, что мы ищем «бизнесмена Евгения Валентиновича Чекая». По их словам, «у Жени нет постоянной работы» и проживает «миллионер» в скромном доме.

«Женя (Евгений Чекай, — прим. RISE) — бизнесмен?! Я его давно знаю. Он обычный парень. Несколько дней назад я видел Женю в селе. Он с другими рабочими копал траншею для водопровода. Умеет еще штукатурить и красить. Других способностей за ним никто не замечал», — рассказал  дежурный сельсовета Катериновки Александру Сливка.

Мужчина предложил проводить нас к дому Чекая, в котором прописаны две компании — «Алви групп» и «Дуфримол». Двор дома катериновского «бизнесмена» зарос сорняками, каменный забор был частично разрушен. Через окно дома виднелся  старый диван и раскиданный по полу чеснок.

От односельчан Чекая удалось узнать, что в действительности он проживает в соседнем селе Рашков, откуда родом его жена.

Но и его дом в Рашкове, — ветхий и с несколькими разбитыми окнами,  также не был похож на жилище бизнесмена. Здесь мы встретили Светлану, скромно одетую женщину, которая представилась супругой Чекая. «Жени нет дома около месяца», — сказала нам она.

Евгения Чекая мы нашли только по телефону. В декабре 2015 с ним связался журналист RISE, который представился предпринимателем, желающим зарегистрировать офис компании по адресу его дома, а также получить такой же сертификат, который примар Катериновки якобы выдавал фирмам «Алви групп» и «Дуфримол».

Журналист: Вопрос такой: мы у примара сможем сделать еще одну справку (о том, что в собственности на территории Катериновки есть сады — прим. RISE)?

Чекай: Конечно, сможем.

Журналист: Кто у вас сейчас там?

Чекай:У нас Ягожинский.

Журналист: Он что, остался после выборов тоже?

Чекай: Остался тоже, он пожизненно, как президент. Наверное, надо убирать уже…

Журналист: Нормальный мужик, если подписывает. Он же вам в августе подписал, да?

Чекай: Да, куда он денется. Жить-то хочется…

Владимир Тхорик (RISE Moldova, Кишинев), Елена Дорошенко (Медиа-центр, Тирасполь). Участие в расследовании принимал Александр Степанов (фрилансер).
Расследование опубликовано в рамках программы треннингов RISE Investigative Journalism, реализованной RISE Moldova при финансовой поддержке Бюро по демократии, правам человека и труду Государственного департамента США.

Добавить комментарий

Комментировать...