Аналитика

Зачем вам, Бэсеску, чужая земля?

Румынское слово «străin» означает и «иностранец», и «чужой». Бывший президент Румынии Траян Бэсеску, которого за Прутом, считают жуликом и лузером, для Молдовы «străin» во всех смыслах. Он иностранец, потому что никогда не имел ничего общего с Молдовой и приобрел ее гражданство мошенническим путем с целью ликвидации этого государства. Он чужак для молдаван, потому что абсолютное большинство из них не приемлетнасаждаемую этим пришлым иностранцем идеологию унионизма.

Бэсеску не скрывает цель своих «гастролей» по Молдове: убедить ее население поддержать «унирю». Он открыто говорит, зачем это нужно: присоединив Бессарабию, Румыния приумножит свои территорию и население, что увеличит ее вес в Европейском Союзе и позволит получать оттуда больше фондов. Еще лет 50 назад, до эпохи советов по недискриминации, такой подход могли бы назвать цыганским, но сегодня, во времена синтетической политкорректности и фальшивой толерантности, повадки Бэсеску можно назвать нищебродскими. Плохо, что такие, как Бэсеску, решили понищебродствовать в Европе за счет молдаван, но еще хуже, что в самой Молдове находятся люди, которые поддерживают подобное презрительно-потребительское отношение к собственной стране.

Бог с ним, с этим Бэсеску. Пусть гастролирует со своим унионистским цирком шапито, хотя в самой Румынии за подобные гастроли какого-нибудь мадьяра-ирредентиста или бессарабца, выступающего за восстановление Молдовы в ее исторических границах, давно бы арестовали и посадили в тюрьму. Из этого стерильного унионистского эксперимента молдаване даже могут извлечь какой-то толк. Мы узнаем, сколько избирателей поддержат сугубо унионистскую партию, возглавляемую чистокровным румыном из-за Прута. Результат партии Бэсеску покажет, какой практический эффект дают усилия, предпринимаемые румынским государством для достижения «унири».

От самих румын можно услышать, что несколько волн «унири», начиная с середины 19 века, хотя и расширяли границы румынского государства, в действительности, приводили к тому, что румынское общество со все возрастающей скоростью отдалялось от своих же корней и ценностей. В пределе это мнение звучит так: «Румыния, созданная полтора века назад, — это антирумынское государство, которое проводит политику этноцида румын, достигшую своего апогея со вступлением в НАТО и ЕС. Румыния — это безликая колония Запада, в которой не осталось ничего исконно румынского». Правители Румынии намерены распространить этот «опыт» и на Молдову.

Вся румынская политическая элита помешана на идее поглощения Молдовы Румынией. На этот счет в Бухаресте полный многопартийный консенсус. Существует план действий под условным названием «Unirea-2018», в котором «2018» — это сотая годовщина со времени «Великогообъединения» 1918 года. Название условное, но план настоящий. В Бухаресте верят, что если объединение и не случиться в 2018 году, то оно может произойти в 2028-м, или в 2038 году, но никто не ставит под сомнение саму цель, над достижением которой румынское государство работает последовательно и настойчиво. Академические структуры, связанные с правительством и спецслужбами Румынии, разрабатывают различные «дорожные карты» присоединения Бессарабии к Румынии, подсчитывают, сколько на это надо потратить денег, предвкушают, какие фонды можно будет выбить под этот проект у ЕС, и даже предлагают этакую «soft ethnic cleansing» в виде обмена-переселения «румын» и «нерумын» с правого и левого берегов Днестра.

Проект «Unirea-2018» основан на последовательной системе идей, главные из которых — непризнание молдаван в качестве самостоятельного народа и намерение ликвидировать его государственность, растворив и молдаван, и Молдову в «Великой Румынии».

Унионизм — это тоталитарная и антидемократическая, элитарная и антинародная, геополитическая и русофобская, колониальная и имперская доктрина, реализуемая Румынией в отношении Молдовы.

Для молдаван само собой разумеется, что они молдаване. Для них это простая, естественная, как восход солнца, вещь, которая не поддается определению, аксиома, которую не нужно доказывать. Молдаване есть, потому что они есть, потому что так называли себя их предки, потому что этнокультурная идентичность, передаваясь из поколения в поколение, генетически закрепилась в самосознании народа.

Унионисты говорят, что молдавского народа нет, что молдаване — это, в лучшем случае, региональная, географическая разновидность румын, хотя даже краткий экскурс в историю опровергает эти утверждения.

Унионизм — это идеология геополитического рейдерства. Это попытка незаслуженно «прихватизировать» чужие территории, которые в Бухаресте считают частью «Великой Румынией», и ассимилировать проживающие на этой территории народы, объявив их не тем, кем они сами себя «по ошибке» считают, а румынами. На правом берегу Прута о бессарабцах говорят и пишут с презрением, как о второсортных недорумынах, при том что реальный мотив попытки «истинных» румын сделать новую «унирю» заключается в банальном желании подлечить за счет бессарабцев собственный комплекс исторической неполноценности: «И мы хоть кого-то поимели. И у нас, колонии США и ЕС, есть своя колония».

Унионистский проект изначально носил националистический характер и был нацелен на то, чтобы молдаване, валахи, другие народы забыли о своей идентичности и называли себя румынами. Такой агрессивный национализм только и мог быть основой для ускоренного формирования во второй половине 19-го века под руководством короля-немца новой румынской нации. То, что молдаване из Ясс или Сучавы со временем становились румынами, никто не опровергает, хотя и тут не все так однозначно. Но молдаване на Левобережье Прута не участвовали в формировании современных румынских нации и государства. Проведя в составе этого государства, не по доброй воле, в условиях оккупационного режима, всего 25 лет в 1918-1940 и в 1941-1944 годах, они все равно остались молдаванами.

Проект «Unirea-2018» направлен на то, чтобы изменить генетический код молдаван, заставить их отказаться от своего имени, языка, дома, земли. Ударной силой этого проекта, как это ни прискорбно, выступает интеллигенция, которая вместо того, чтобы выражать чаяния народа, предала его. Народ, в большинстве продолжающий считать себя молдаванами, сам по себе — интеллигенция сама по себе. За четверть века после провозглашения независимости интеллигенция, бросив народ, так и не смогла никуда его привести, и теперь хочет окончательно уничтожить молдаван, растворив их в Румынии.

Доктрина двух румынских государств, которую продвигает Бухарест, носит подрывной характер по отношению к Молдове. Унионисты, занявшие ключевые посты в Кишиневе, говорят, что у молдаван не получилось создать собственное полноценное и жизнеспособное государство, что оно провалилось, и единственным выходом остается присоединение к Румынии. Тут все перевернуто с ног на голову, потому что именно унионисты не заинтересованы в успехе молдавского государства. Именно эта пятая колонна Румынии занимается саботажем, подрывая сами основы Молдовы, нанося сокрушительные удары по Конституции, убивая веру в будущее страны, выдавливая из нее сотни тысяч граждан, провоцируя демографическую катастрофу, уничтожая духовные ценности народа.

Доктрина молдовенизма в Румынии официально признана угрозой национальной безопасности. И это правильно с точки зрения румынского государства. Между современным румынским и молдавским проектами существует экзистенциальный конфликт. Бухаресту не нужно успешное, благополучное, крепкое первое молдавское государство на Востоке, потому что такой конкурирующий проект будет представлять угрозу самому сущестованию Румынии. Унионистам не нужно, чтобы в Молдове было хорошо, чтобы здесь на службе у народа находилась эффективная, компетентная, патриотическая власть. Им нужно, чтобы здесь было как можно хуже, чтобы у руководства государством оставались захватившие его послушные политики-«покемоны», а отчаявшиеся во всем люди не сопротивлялись присоединению к Румынии. Унионистам нужно за Прутом провалившееся, нищее, слабое, коррумпированное, криминальное второе румынское государство, единственным спасением для которого должно стать присоединение к первому, «настоящему» румынскому государству.

Отрицая само существование молдаван как нации и отказывая им в праве иметь собственное государство, унионисты делают ставку на геополитическое изнасилование, но никак не на союз по любви или хотя бы брак по расчету.

Уже первое объединение балканских княжеств в 19-м веке было чистой геополитикой. Создатели современной Румынии замышляли ее в качестве форпоста на пути России на Балканах. И сегодня из всех государств Европейского Союза Румыния остается одним из самых русофобских. В 21-м веке антироссийская идея, лежащая в основе уже и проекта «Unirea-2018», активно подпитывается Соединенными Штатами. Но у самих молдаван нет антироссийских настроений. Молдаване убедились и доказали, что могут сосуществовать с русскими, успешно развиваться, даже находясь в российской или советской империи, и при этом сохранять себя, как народ. Ирония судьбы в том, что русские, хоть их и обвиняют во всех имперских грехах, в отличие от румынских «братьев», признают молдаван за народ. В отличие от Бухареста, который планирует оставить между Прутом и Днестром несколько жудецев, заселенных румынами, Москва не собирается делать из Молдовы субъект Российской Федерации. У России нет дорожной карты аншлюса Молдовы наподобие тех, что публикуются в Румынии. Руководители России, в отличие от таких, как Бэсеску, не собираются «закрывать» Молдову как государство.

Проект «Unirea-2018» является антинародным, потому что никто не собирается спрашивать сам народ, а согласен ли он на присоединение к Румынии. Ставка делается на коррумпирование и перевербовку жадных и продажных элит. Кишиневские унионисты и их бухарестские покровители категорически не приемлют идею референдума по «унире». Эти политики планируют реализовать свой проект, растоптав остатки Конституцию, переступив через мнение народа, поставив всех, в том числе международное сообщество, перед свершившимся фактом.

Идеология румынской нации, которая лепилась из разных, пусть и родственных этнокультурных компонентов, не приемлет в государственном строительстве саму идею федерализма. Венграм Трансильвании Бухарест отказывается предоставить даже культурную автономию. Молдаванам Бессарабии, которых упразднят, как народ, также не приходится рассчитывать ни на какую автономию. Гагаузам, по версии унионистов, придется распрощаться со своей Гагауз-Ери. Транснистрия для унионистов — это актив для разменов с Украиной и Россией. Проект «Unirea-2018» предполагает сохранение унитарного характера «Великой Румынии» с формированием на левом берегу Прута 6-8 обычных жудецев и насаждением колониальной администрации.

В 21-м веке идеологи унионистского проекта пытаются придать ему «евроинтеграционный» лоск. Граждан Молдовы убеждают в том, что объединение с Румынией, государством-членом ЕС и НАТО — это самый короткий путь в Европу, с ее порядком, законностью, благосостоянием, культурой. На фоне беззакония, бедности и хаоса, которые организовали сами унионисты в Молдове, идея «В Европу через объединение с Румынией» набирает популярность. Унионисты умело играют на разочарованиях людей, на их желание получить все европейские блага, комфорт и гламур здесь, сразу и без всяких усилий. Когда кто-то говорит, что сама Румыния — это, по большом счету, балласт в ЕС, а Бессарабии в «Великой Румынии» уготована роль балласта балласта, это вызывает у унионистов бурю негодования и обвинений в антиевропейскости и румынофобии. Заплатить за такое «европейское счастье» придется национальной идентичностью и собственной государственностью, возможно, пройти через еще один вооруженный конфликт. Но оно того стоит, скажут унионисты молдаванам, ведь теперь вы в Европе, а разве не об этом вы все время мечтали?

Понимание проекта «Unirea-2018» будет неполным, если не оценить его и с токи зрения геополитики, экзистенциального конфликта между Западом и Россией.

Брюссель видит Молдову частью так называемой «буферной зоны» между ЕС и Россией, контроль над которой должен осуществляться с помощью соглашений об ассоциации и зоне свободной торговли, а также нормативными документами о сотрудничестве в области обороны и безопасности.

ЕС стремится усилить контроль над странами серой, как бы и не российской, и не западной, «буферной зоны», обеспечить в этом регионе политическую и экономическую стабильность. Сам ЕС создавался как организация, примирившая вековых противников, и он бы хотел, чтобы на его границах тоже был мир. Большинство стран ЕС отрицательно относятся к военному конфликту на Украине и очагу нестабильности в Приднестровье, стараясь не допускать эскалации и решать проблемы путем мирных переговоров. Даже если не всегда получается, худой мир все равно лучше доброй ссоры. У американцев другие методы.

США поддерживают идею поглощения Молдовы Румынией, власти которой ими полностью контролируются. Кроме того, в качестве альтернативного варианта Вашингтон создает собственные рычаги влияния на руководство Молдовы для навязывания своих интересов в Европе, как это уже делается с помощью Польши и Румынии. Для этого американцами продвигается идея подписания с Молдовой двусторонних соглашений о стратегическом партнерстве и оказании военной помощи по примеру уже существующих соглашений США-Южная Корея и США-Тайвань. С подачи Вашингтона НАТО активно помогает Кишиневу модернизировать вооруженные силы и структуры безопасности.

США заинтересованы в поддержании напряженности и возникновении новых локальных, в том числе военных, конфликтов по периметру стран Восточной Европы с целью вовлечь в них Россию и обеспечить там американское военное присутствие. При таком подходе, нейтральная и внеблоковая Молдова между Румынией и Украиной — это нонсенс. Если сегодня Румыния, с размещенными на ее территории американскими военными базами, в том числе элементами системы ПРО, является приоритетной мишенью для российских ракет, то в случае «унири» (бывшая) Молдова тоже станет частью этой мишени. В Вашингтоне и Бухаресте никого не волнует, зачем все это молдаванам, и согласны ли они с этим.

План «Unirea-2018» объясняет и то пренебрежительное отношение к народу, которое демонстрируют все «проевропейские» правительства с 2009 года. Зачем развивать страну, которой все равно уготована участь быть поглощенной другой страной? Если Молдова — это виртуальное второе румынское государство, которое нужно присоединить к реальному первому, то у него и столицы не должно быть, потому что настоящая столица — это Бухарест. При таком подходе весь маразм либерально-деревенской примэрии столицы приобретает совсем другой смысл. Вся эта идиотская «деятельность» и кишиневской администрации, и парламента, и правительства, и всей правящей коалиции во главе с Плахотнюком — это не досадное недоразумение, не сбой «евроинтеграции», это и есть осознанная цель. Надо разграбить, уничтожить, убить напоследок все, что можно, а после нас хоть потоп. Пусть потом, после «унири», Румыния при помощи США и ЕС наводит тут порядок.

Доведя молдаван до нищенского, бесправного состояния, ввергнув их в войну, лишив человеческого достоинства и способности сопротивляться, будет легче перекодировать их идентичность, убедить в том, что имя и дом — это не самое страшное, что они теряют. На кону сама жизнь. Или вы умрете, как молдаване, в своем разрушенном доме, или выживете, но как румыны, в предбаннике, в который вас милостиво примут.

Доводов против «унири» гораздо больше, чем за, и для молдаван эти доводы точно убедительнее. В мире несколько тысяч народов и всего 200 государств. Многие народы, в том числе очень многочисленные — курды, каталонцы, баски, сикхи, палестинцы, цыгане, тибетцы — десятилетиями и даже веками, в том числе с оружием в руках, борются за право иметь свою государственность, но так и не получили ее. Молдаванам в результате распада СССР свалилось на голову собственное независимое государство, которое у них хотят забрать румынские «братья». Хватит ли у молдавского народа воли и сил, чтобы сохранить свои имя и дом, страну и будущее? В конечном счете, вся эта история с объединением — она не про румын, она про молдаван. Им самим решать, хотят ли они иметь свое государство, зачем оно им, в состоянии ли они его сохранить и обустроить, или они согласны отказаться от собственного дома, превратив его в фольклорный сарайчик на общем «румынском» дворе.

 

 

ciubasenco.md

Добавить комментарий

Комментировать...