Аналитика

В Молдове внедряется африканская система здравоохранения: лечить будут врачи-волонтеры

В МССР работала модель Семашко — многоуровневая система медицинской помощи, в которой каждый из уровней соответствовал тяжести заболевания: сельские амбулатории, районные и республиканские больницы. Центральное место в этой модели занимал участковый врач, который отвечал за предоставление и координацию медицинской помощи населению на своем участке. Схема была очень эффективной с экономической точки зрения: не требовала больших затрат, бесплатные медико-санитарные услуги были доступны всем.

Но вот мы перешли от бюджетного финансирования к модели обязательного медицинского страхования, на которую изначально возлагали слишком большие надежды. Страховые взносы выросли, но  доступность услуг снизилась. Более того, система финансирования в Молдове, в отличие от других стран, не способствовала созданию рациональной системы предоставления услуг.

И вот – новая реформа больниц.  Их будут четыре типа: центральные, региональные с филиалами на местах, специализированные и университетская. В ближайшие семь лет создадут 19 новых больниц на базе районных, муниципальных, республиканских и ведомственных.

В столичном муниципии будут три центральные больницы: матери и ребенка,  скорой помощи, многопрофильная. Еще одна центральная больница появится в Бельцах. Здесь будут лечить самые сложные и тяжелые случаи.

Создадут 11 региональных больниц с филиалами на местах: восемь на севере, в центре и на юге и три — в столице. Будут отделения заболеваний внутренних органов, общей хирургии, педиатрии, инфекционных болезней, гинекологии и акушерства. Срочные больные будут поступать в региональные больницы, а хронических станут лечиться в местных. При определении территории размещения региональных медучреждений учитывалось понятие «золотого часа»: доставка срочного больного в медучреждение в радиусе 70 километров не должна превышать 60 минут.

Динару Кожокару, врач-уролог, докторант, советник ПСРМ, считает, что реформа приведет к установлению африканской модели здравоохранения. Для нее характерен высокий уровень фактических расходов населения на медицину, что способствует увеличению бедности и снижению обращаемости. Поезда медицинского назначения регулярно доставляют молодых врачей и студентов-медиков последнего года обучения в изолированные сельские районы, жители которых не имеют иной возможности доступа к элементарным медицинским услугам. А медсестры обучены некоторым врачебным навыкам. Что будет с государственным университетом медицины в Кишиневе? На этот вопрос авторы реформы больниц не отвечают.

О том, что будет дальше, «Молдавским ведомостям» рассказал Динару Кожокару.

Когда медицину делят на рентабельную и нерентабельную…

— Какова основная проблема нашего здравоохранения?

— В Молдове работала система Симашко и Тестемицану, главной целью было наличие помощи в каждом населенном пункте. Были  медпункты для первичной помощи тем, кто живет далеко от райцентра. В нескольких отдаленных селах работали стационары, где могли лечить хронические патологии, такие, как артериальная гипертензия.

Сейчас в республиканский институт кардиологии поступают, скажем, пациенты из Бричан с гипертензией, которую не лечат в районе: нет медикаментов, нет специалистов. Хороший врач не будет там работать. Молодой врач знает, что где-то есть новые технологии, оборудование, позволяющее лечить современно, а  рядом, в Румынии, зарплата начинающего специалиста — более 17 тысяч молдавских лей. Вот и бежит выпускник, окончивший на бюджетные деньги госуниверситет в Кишиневе, на работу за Прут.

Система медстрахования в том виде, в каком ее реализуют минздрав и национальная компания медицинского страхования, включила в оценку деятельности медицинских учреждений экономический показатель эффективности – рентабельность. Есть более рентабельные медицинские услуги, требующие меньше затрат и дающие быстрый результат при лечении патологий, и есть менее рентабельные.

Операции отнесены к менее рентабельным, так как они затратные: идут затраты на использование по максимуму койко-дней, услуги врачей по категориям, услуги медсестер, затраты на саму операцию в зависимости от сложности, применяемое оборудование. Рентабельными считаются медуслуги с минимальными затратами и большой эффективностью. Например, из отделения ревматологии после медикаментозного лечения пациента с опухшим коленом, который не мог ходить, выписывают быстро: симптомы прошли. Это рентабельно!

… Выясняется, что все больницы нерентабельны

— Таким образом, можно сказать, что все больницы нерентабельны. Но болезни-то есть, и лечить надо все. В ходе реформы более 17 районных больниц должны передать с баланса местных органов власти на баланс минздрава. Будут они после этого работать? Гарантий нет. Правда, местные советы могут не отдать больницы.

Другое направление реформы – это переход медицинских учреждений на геронтологию, открытие хосписов. Это означает определенную квалификацию медсестры и наличие одного врача на 30 пациентов. Для застрахованных первый месяц пребывания бесплатный, за счет  НКМС, а со второго месяца стоимость услуг —  308 лей в день, 10 тысяч в месяц.

Кто будет содержать такие хосписы? В больницах не хватает санитарок и уборщиц. Люди не хотят выполнять огромный объем работы при зарплате в 1800 лей.

Вперед, к системе африканского здравоохранения!

— В рамках реформы в следующем году в столице начнут проектирование и строительство нового здания центральной многопрофильной больницы с современным оборудованием.  Финансировать все это планируется за счет госбюджета и внешних инвестиций. В целом строительство новых медицинских центров предполагает обращение за новыми кредитами, которые так любят власти.

Все это ведет к той системе, которая возникла в Африке. Там международные банки приезжают и говорят: мы вам дадим деньги на медицину и совет, как ее реформировать, как построить новую больницу, а вы купите новое оборудование для этой больницы у нас… И вот их фирмы за счет кредитов поставляют более дорогое оборудование и оформляют контракты на обслуживание. За эту услугу международные банки просят разрешения на открытие в стране различного рода бизнес-проектов международных компаний. Вспомним скандал со строительством супермаркетов «Kaufland» — это только один пример.

Здравоохранение по Швейцеру: лечить будут волонтеры

— Более того, через некоторое время, когда большинство наших специалистов покинет Молдову из-за сокращения числа больниц, международные банки предложат нам услуги врачей-волонтеров по линии межправительственных договоров.

Кто стер штрих-коды с импортного оборудования?

— В Молдове уже есть опыт сотрудничества в области медицины с международными компаниями! Так был построен новый операционный блок РКБ с новым дорогостоящим оборудованием. На каждом аппарате был штрих-код компании-производителя, которая брала на себя обязательство гарантийного обслуживания и ремонта. Но штрих-коды кто-то стер – и компания уже не должна обслуживать оборудование, придется платить.

Операционный блок построили, но не сказали, кто будет оплачивать его содержание, – а это 41 миллион лей на поддержание стерильности, работу реанимации, фильтры и многое другое. Все оплачивает РКБ из денег, которые выделяет НКМС на лечение пациентов!

Каждый второй пациент обследуется в частных медцентрах

— Депутат-социалист Владимир Односталко сравнил среднюю зарплату работника НКМС -12,5 тысяч лей и среднюю зарплату хирурга — 4,5 тысячи лей.

— В условиях страховой медицины НКМС обязана обеспечить медуслугами всех застрахованных. А на самом деле?

В республиканском диагностическом центре есть современный комплекс, который может выполнить исследование биохимических анализов крови всем жителям Кишинева за одни сутки. Но комплекс не всегда работает: нет денег на реактивы. Все заработанные центром деньги должны пройти через НКМС. И если сломается в диагностическом центре томограф — это его проблема и проблема пациентов. Приобретать томографы в районные больницы минздрав не желает: якобы нерентабельно, нет нагрузки. НКМС ограничивает нагрузку, устанавливает квоты на количество пациентов, которые подлежат лечению. При этом 50 процентов пациентов проходят обследования в частных медцентрах.

30 лей врачу за ночной вызов на другой конец страны

— На прошлой неделе отсутствие транспорта у скорой помощи стало причиной смерти 7-месячной девочки, которую отправили из района в Кишинев. По дороге машина сломалась… Несколько месяцев назад беременную женщину с мертвым плодом врач направил в Кишинев на общественном транспорте. Как это понимать?

— Пациент из Кагула, получив направление на томографию в Кишинев, имея полис на руках, должен сам ехать в столицу. Не решат вопрос с транспортом, ни сейчас, ни потом. Проблема в том, что нет контракта между НКМС, медицинским учреждением, скорой помощью и службой санавиации. Если у пациента полис — он не должен беспокоиться о транспорте. Обязанность заключить договор и организовать предоставление медицинских услуг лежит на НКМС.

Открыта новая служба, принимающая одновременный вызов пожарной и скорой, она получила новые специализированные машины. Почему эта служба не работает на НКМС?

Но можно и врача доставить к пациенту. Однако и тут видна плохая работа НКМС: работу медика  оплачивают по очень низкому тарифу. Недавно наш врач был вызван ночью в один из районов Молдовы. Приехал в РКБ в 22.00 и в 03.00 ночи его привезли обратно. За работу по стандартным расценкам заплатили… 30 лей.

Другой врач, вызванный на операцию в больницу одного из северных районов, остался без ассистента: местные врачи не хотели ассистировать… и даже не дали хирургические  нити для шва!

Бывает, одновременно врачи едут в одной машине в разные районы, по очереди оказывая помощь пациентам…

Семь одинаковых операций под 20 наименованиями в каталоге НКМС

— А как же возросшие тарифы на медуслуги? Решают проблемы?

— Одна и та же операция в трех больницах стоит по-разному. Когда определялись цены — не учитывался разный технический потенциал больниц и многое другое. Например, при урологической операции применяются катетеры, зонды и другая парафармацевтика, приобретенная по разной цене, и стоимость операции то меньше, то больше указанной в тарифах. Более того, пациент многое покупает сам. Но есть в каталоге и такое: семь одинаковых операций проходят под 20 наименованиями и под разными ценами!

В итоге объем расходов пациента исчисляет больница. В частном медицинском учреждении стоимость операции будет максимальной. Такая же, максимальная, стоимость будет для незастрахованного пациента, обратившегося в государственную больницу. Но НКМС перечисляет в частное медучреждение одну сумму денег за операцию, в государственное – другую.

Есть ситуации, когда НКМС ограничивает объем оказания медицинских услуг, объясняя, что нет денег. С этим столкнулись больные катарактой в одной  кишиневской больнице. В прошлом году сделали 3000 операций, в текущем году — только 700: НКМС не выделила финансы на приобретение имплантов-хрусталиков. На замену хрусталика две очереди – одна в 3000 человек непосредственно на операцию с разрешения врачей, вторая – в 6000 пациентов, которым по причине других хронических заболеваний операцию делать нельзя. Хотя во всем мире при определенной подготовке некоторым все же такая операция проводится.

Кот, который слижет сливки

— Может, реформа больниц — это способ перераспределить деньги больных из государственного сектора в частный?

— В стратегии реформы упоминаются четыре частных медцентра в Кишиневе и один в Бельцах. Они снимут сливки с фондов медицинского страхования.

Записала Марина ТИМОТИН

vedomosti.md

Добавить комментарий

Комментировать...