Аналитика

Ткачук: Идейное мародерство отличает ни на что не способного Додона и его так называемых социалистов

Доктор истории, бывший советник президента по вопросам внутренней политики Марк Ткачук расценил как «идейное мародерство» публичную ложь Игоря Додона о якобы его «эпохальных инициативах» в 2007 году, отметив, что Додон по определению не мог быть инициатором и «не обладал тогда ни соответствующим аппаратным весом, ни авторитетом, ни смелостью».

Реакция Ткачука последовала после того, как Додон в Грузии рассказывал о том, что он в 2007 году якобы был автором реформ по либерализации экономики.

«По моему предложению, мы провели три реформы. Я объяснял и убеждал МВФ. В 2007 году я пару недель сидел в Вашингтоне и убеждал, к чему приведет налог на прибыль «0». И амнистию капитала я сделал, и налоговую амнистию», — рассказывал Додон в ходе своего частного визита в Грузию.

В этой связи Марк Ткачук отметил, что Додону не стоит сейчас «якать», «это не корректно и просто глупо». «Человеком, который убедил Воронина принять проект «младореформаторов», был не Додон. Он не обладал тогда ни соответствующим аппаратным весом, ни авторитетом, ни смелостью», — подчеркнул Ткачук.

«Ну а то, что Додон приписывает себе лично то, на что он ни по моральным, ни по аналитическим, ни по политическим способностям был не способен, свидетельствует только о том, что было известно в последние годы. Идейное мародерство — единственный и последний ресурс так называемых социалистов», — добавил Ткачук.

Марк Ткачук стал первым из троих политиков, к которым обратился бывший депутат Александр Петков, написавший в соцсетях, что «был несколько знаком с тогдашней ситуацией изнутри. Петков также публично обратился к Олегу Рейдману и Мариану Лупу прокомментировать «содержание этого лживого заявления Додона», дав понять, что именно они и имели отношение к инициированию пакета либеральных реформ в 2007 году.
«Уверен, правда будет интересна всем», — резюмировал бывший депутат от ПКРМ Александр Петков.

Ниже, приводится полный текст ответа Марка Ткачука:

Игорь Николаевич очень точно и аргументированно говорит об эффектах так называемых «либеральных» реформ 2007 года. Об эффектах положительных и, как нам тогда казалось, достаточно необратимых.

С тех пор прошло 11 лет (с выступления Воронина в парламенте 20 апреля 2007 года), срок небольшой для того, чтобы забыть, как внедрялась эта беспрецедентная для постсоветского пространства реформа. Идейными генераторами нулевой ставки на прибыль были два человека — Олег Рейдман и Мариан Лупу (либо наоборот).

Эта идея стала в определенном смысле слова итогом всей предыдущей деятельности этого вполне продуктивного дуумвирата по дебюрократизации предпринимательской деятельности в Молдове, освобождению ее от чиновничьей запретительно-разрешительной опеки. Сначала, шло резкое сокращение (год от года) видов подлицензионной деятельности, снижение МАРК ога на прибыль (в 2000 году — 32 %, в 2006 — 7%). Потом, с участием Валерия Лазэра появилась радикальная инициатива по дебюрократизации «Гильотина» (1 и 2).

Что же касается внедрения триединой реформы 2007 года (нулевая ставка налога на прибыль, амнистия капитала, фискальная амнистия), то эти дни у меня расписаны по часам. Не только от того, что мне было поручено «комиссарить» эту задачу, то есть организовать правильное политическое PR-сопровождение, но и установить политический диалог с партнерами по развитию (в данном случае офис Дика Чейни), в рамках которого следовало разъяснить политическую целесообразность и эксклюзивность данного типа реформирования, как препятствующего росту теневой экономики и содействующего повышению внутреннего доверия к финансовым институтам молдавской государственности. Американцы уже тогда начинали жестко пресекать все эти региональные формы офшоризации, создание «моек» в отдельных странах. И первый контакт на эту тему у нас был летом 2006 года, во время продолжительного визита В.В.Шовы и М.Ткачука в Вашингтон.

Тут важно было сформулировать на политическом языке, что речь идет об обратном. Что нам не нужна внешняя финансовая помощь, что нам нужно просто не мешать аккумулировать финансы, которые генерируются у нас в стране, сделать так, чтобы они не бежали в офшоры, а реинвестировались.

Кроме того, к 2007 году мы одолели так называемую организованную преступность (общепринятый факт), но мы породили и новый тип экономического паразитизма — в облике полиции и контролирующих органов. Для того чтобы лишить их «корма» и формальных оснований для «эксплуатации» предпринимателей и была внедрена фискальная амнистия — на период с 1991 по 2007 год.

В обосновании нулевой ставки на прибыль была также существенная политическая составляющая. Мы тогда говорили, что на этом этапе для нас важно увеличение занятости, рост рабочих мест и зарплат и в этом состояла экономическая алгебра, в том числе и социальной политики.

Олег Рейдман должен хорошо помнить этот этап. Да, у этого проекта было немало противников. Особенно в правительстве. Главным из них являлся тогдашний премьер-министр В.Тарлев. Игорь Додон, ставший министром экономики в 2006 году, влился в нашу младореформаторскую команду и в известном смысле являлся противовесом позиции Тарлева. Но он был одним из нас. Отличным менеджером, четким исполнителем, отнюдь не генератором указанных подходов и уж точно не их инициатором. Но и первых двух качеств было немало для того, чтобы высоко оценивать вклад Додона в реализацию этой реформы.

Игорю Николаевичу не стоит сейчас «якать», это не корректно и просто глупо. Человеком, который убедил Воронина принять проект «младореформаторов», был не Додон. Он не обладал тогда ни соответствующим аппаратным весом, ни авторитетом, ни смелостью.

Позиция Воронина стала итогом длительной и напряженной внутренней дискуссии, которая длилась почти восемь месяцев, которая началась еще тогда, когда Додон занимал пост заместителя министра.

С моей точки зрения, в конечном счете, автором стал именно Воронин. И не только потому, что он формально выступил автором самих указанных законодательных инициатив, а потому, что он взял на себя личную ответственность за эти непростые решения. А вот тут самое главное. Между идеей, пусть блестящей (пусть извинят меня и Лупу, и Рейдман, как инвенторы этой реформы) и готовностью эту идею воплотить на практике — дистанция в парсеки. На это способен далеко не каждый. И нынешняя демонстративная импотенция так называемого главы государства — несомненная иллюстрация к этому выводу.

Ну а то, что Додон приписывает себе лично то, на что он ни по моральным, ни по аналитическим, ни по политическим способностям был не способен, свидетельствует только о том, что было известно в последние годы. Идейное мародерство — единственный и последний ресурс так называемых социалистов.

P.S. Все комплементарные оценки, данные мною коллегам Лупу, Рейдману и Додону относятся ко временам, когда мы действительно были одной командой, делились идеями, спорили друг с другом и не заботились об авторстве и копирайте. Теперь, понятно, совсем другие времена. Но история была именно такой.

 

Добавить комментарий

Комментировать...