Аналитика

Театр марионеток Карабаса-Барабаса: Плахотнюк собирается «непорочно зачать» новый политический класс

Объявленная кампания реформы избирательной системы является признанием политического краха проекта ДПМ, подтверждением неуверенности демократов в собственных силах и свидетельством  перехода режима в фазу агонии. 

Агония ДПМ 

Запуск официальной кампании ДПМ о переходе к одномандатной системе формирования парламента  был ожидаемым и предсказуемым. Молдавские демократы находятся в жестоком кризисе, расправляются со своими политическими оппонентами, заводя на них уголовные дела. Режиму не удается добиться хоть каких-то позитивных сдвигов в экономике и социальной сфере. Вместо этого произошло резкое увеличение государственного долга, в январе 2017 года он достиг 51 миллиарда лей. Хотя до прихода правительства  Филипа чуть более года назад его размер был в пределах 30 миллиардов.

Для большой части общества теперь очевидно, что системное воровство бюджетных денег (включая банковское мошенничество), политическая и другие виды коррупции, манипуляции общественным мнением и захват государственных институтов инициируются и осуществляются из единого центра. Поэтому атмосфера в обществе становится все более напряженной.

Президентские выборы и отзыв Мариана Лупу зафиксировали, что ДПМ превратилась в организацию, не имеющую перспектив. Окончательно стало ясно, что при сохранении выборов в парламент по партийным спискам, шансов попасть в высший законодательный орган и вновь захватить в нем большинство, у ДПМ фактически нет.

Влад Плахотнюк хорошо осознавал, что замена Мариана Лупу на другого более популярного или незапачканного лидера не приведет к росту поддержки избирателями. Да и на горизонте такие личности не видны. А если бы и были, то для них приход в ДПМ равнозначен политическому самоубийству. Понимая это, олигарх принял решение возглавить Демпартию, так как фактор лидера уже ничего не решает. Собственный рейтинг, несмотря на мощную  информационную кампанию,  Владу Плахотнюку поднять не удается.

Таким образом, у олигарха сейчас просто нет иного способа сохранить власть и себя, кроме как изменив механизм избрания депутатов. Но кроме этого объявленная кампания реформы избирательной системы является признанием политического краха проекта ДПМ, подтверждением неуверенности в собственных силах и свидетельством перехода режима в фазу агонии.

«Козлы отпущения» 

Поскольку ситуация является слишком очевидной для всех, необходимо было придумать «фишку», с помощью которой удастся вновь ввести общество в заблуждение, или говоря проще – надуть. Решение было найдено в духе советской комедии «Кавказская пленница» — что нам мешает, то нам поможет. Так была взята  в оборот идея о необходимости смены политического класса страны. Об этом СМИ говорили уже давно, но кризис доверия к политическому классу усилился после парламентских выборов 2014 года и стал абсолютным после формирования так называемого большинства.

Поскольку лидерами негативного рейтинга были Влад Филат и Влад Плахотнюк, то возникла необходимость в «козле отпущения». Им стал первый из Владов. Однако когда одна голова дракона пала, все внимание общества сосредоточилось на оставшейся. Признать свою вину и ответственность за семь лет разрухи, коррупции и воровства (что было бы честно) ДПМ не захотела. Поскольку «козлом отпущения» персонально сделать уже никого было нельзя (либерал Гимпу на эту роль не подходил, так как всем ясно, что он фигура второсортная), «громоотводом» был избран коллективный, собирательный «ответственный» —  политический класс. И нужно признать, что это отвечает настроениям молдавского общества, сильно разочаровавшегося в политиках. Накануне президентских выборов даже фавориты, Игорь Додон и Майя Санду, имели рейтинг доверия соответственно всего 27 процентов и 16 процентов.

Однако действительно верная идея о необходимости тотального обновления политического класса изначально просто обречена была стать откровенной дурилкой.

Сказки о новом политическом классе 

Во-первых, замену нынешним политикам никто не готовил. Разговоры о том, что где-то в глубинке спят молдавские «путины», «дэн сяопины» или просто «золотые умы» — блеф. Хороших политиков готовят, а регионы страны в основном являются депрессивными. Местные элиты формируются под власть, а многие активисты и выдвиженцы гуляют из партии в партию, потому что успех в низах возможен только в результате близости к государственной «кормушке». Другими словами, скудная молдавская глубинка уже направила свои лучшие ресурсы в Кишинев, где они осели и сблизились с теми или иными партиями.

О том, что политического резерва в Молдове просто нет, говорит и тот факт, что раскрученные политологи как по команде вынужденно пошли в реальную политику. И здесь мы можем назвать, например, Николае Киртоакэ, Оазу Нантоя, Виорела Чиботару, Богдана Цырдю и других.

Во-вторых, как можно говорить об очищении политического класса, если процесс возглавляет олигарх, которого и внутри страны, и за ее пределами открыто называют главным захватчиком и «контролером» Молдовы. В ситуации, когда основные ресурсы страны, включая информационные, сосредоточены в одних руках,  рассуждения о возможности, так сказать, «непорочно зачать» новый политический класс,  о продвижении «выходцев из народа», по меньшей мере, выглядят цинично.

Поэтому выход на молдавскую политическую сцену людей новой волны возможен лишь после того, как подмостки покинет закулисных дел мастер.

Обман уже на старте 

Есть ли другие аргументы, подтверждающие тезис о том, что идея выборов депутатов по одномандатным округам чистой воды обман?

Разумеется. Накануне официальных заявлений лидера ДПМ об инициировании перехода на систему одномандатных округов вдруг были растиражированы результаты опроса общественного мнения. И мы узнали, что якобы 78 процентов респондентов выступают за одномандатную систему голосования на парламентских выборах, а 64 — за смешанную систему.

Также социологи сообщили, что почти половина всех опрошенных выступают за введение электронного голосования, а свыше трети – за введение заочного голосования.

При этом якобы 58 процентов респондентов считают, что одномандатное голосование предоставляет равные шансы для всех.

Любой может проверить осведомленность обычного избирателя и задать своим близким подобные вопросы. Можно не сомневаться, что уровень подготовки в области избирательных технологий им не позволит толком объяснить, чем отличается система голосования по одномандатным округам от смешанной, что такое «электронное» и «заочное» голосование.

Своевременное появление подобного опроса может свидетельствовать только об одном – заказе нужных данных заинтересованной стороной. В нашем случае  — ДПМ. Ведь проведение опроса и обработка данных требует времени. А раз они появляются в конкретный момент, то это указывает на то, что опрос был  частью  акции ДПМ.

Кроме того, ни общество, ни другие политические силы, дружно выступившие против данной инициативы, не проявляют повышенного интереса к идее. А некоторые политики, например, Ренато Усатый, заранее предупреждали о том, что Плахотнюк готовит шаги с целью удержаться у власти за счет изменения системы голосования.

Все это ставит под сомнение заявления о проведении реформы избирательной системы  в интересах общества.

Искать пастуха овец среди волков 

Задумаемся, кто может претендовать на роль представителя народных масс в сложившихся обстоятельствах, когда один партийный клан контролирует почти все ветви власти, административный и информационный ресурсы?

Понести  соответствующие расходы, обеспечивающие победу в предвыборной гонке, смогут далеко не все, а только кандидаты, обладающие достаточными денежными ресурсами и связями.

Можно ли найти «представителей народа» в среде бизнесменов? Не лучшая среда для обитания альтруистов. Вероятно, это все равно, что искать пастуха овец среди волков. Безусловно, бизнесмены бывают разные. Некоторые увлекаются филантропией. Но исключения лишь подтверждают правило.

Преимуществом, вне всякого сомнения, будет обладать такой кандидат, который находится в хороших отношениях с нынешним режимом.

Еще подвох: не всякий избиратель сможет отличить независимого кандидата от его фейковой, лживой копии. И это уже доказали выборы в Гагаузии.

Но даже если в парламент попадет порядочный человек, он вынужден будет вступить в какой-то блок. Гласно или негласно. Если депутаты не идут на компромисс, то не удастся  принять ни один закон или важное решение, требующие большинства.

Чем же тогда одномандатник отличается от представителей партий?

Тезис о том, что депутат будет представлять интересы региона и добиваться решения местных проблем, – ошибочен, так как распоряжается финансовыми ресурсами правительство. Парламентарии устанавливают только бюджетные рамки.

В этом ряду есть еще множество аргументов или ссылок на опыт других государств (скажем, Украины), доказывающих, что «новая» система не лучше «старой».

«Вопросов больше, чем ответов» 

Еще меньше доверия к другим идеям, озвученным ДПМ.

Скажем, электронное голосование. В настоящий момент нет серьезных гарантий невмешательства партийных или зарубежных игроков в систему голосования Молдовы. В США до сих пор идут споры: вмешалась ли Россия в выборы президента США или нет. Утверждалось, хоть и необоснованно, что «русские хакеры» повлияли на волеизъявление американских граждан. Если не защищены США, то что говорить о Молдове? Кроме того, есть ли гарантии, что кто-то на местном уровне не пригласит за немалые деньги «кибервойска» для фальсификации выборов?

Или говорится о введении механизма отзыва депутатов гражданами, «если народные избранники не выполняют свои обещания, не представляют интересы района, от которого избраны, или если депутат замешан в коррупционных схемах».

Если кого-то из депутатов от региона удастся отозвать (что очень проблематично, так как требуется огромная организационная работа, и неизвестно кто ею будет заниматься и кто финансировать), то следующий представитель попадет в парламент не раньше чем через год. Кто все это время будет представлять округ в законодательном органе? Не станет ли этот механизм способом расправы с неугодными депутатами? Ведь сфера уголовного преследования и юстиции Молдовы крайне коррумпирована.

Кто сможет установить факт политической коррупции, когда депутат действует не в рамках партии, а индивидуально? И если народный избранник получил большую взятку, достаточную для безбедной жизни в будущем, но не доказанную официально, то что для него отзыв с должности?

Существует очень много механизмов сделать депутата послушным для определенных центров влияния, если вы располагаете компроматом на него самого или его близких. А скелеты в шкафу есть почти у всех.

Потом, разве нельзя создать «компромат» искусственно? Ведь сняли же с выборов «Нашу партию» за фальшивую транзакцию из-за границы.

У доктора кукольных наук есть план 

Принимая во внимание все сказанное выше, можно сделать вывод, что ДПМ предлагает молдавскому обществу уже продуманную схему формирования мини-войска «стойких оловянных солдатиков» в порочной, преступной и коррумпированной среде. И ни у кого не будет столько возможностей и ресурсов сформировать угодный институт «народных избранников», как у ДПМ и Плахотнюка. Поэтому предложение, озвученное в начале марта представителями этой партии, равносильно всего лишь идее создать новый театр марионеток вместо старого доктором кукольных наук Карабасом-Барабасом.

Уже 25 лет молдавские политики держат избирателей за «болванов в старом польском преферансе». Неужели этот процесс будет длиться бесконечно?

Сергей ТКАЧ

vedomosti.md

Добавить комментарий

Комментировать...