Аналитика

Последняя битва политических пигмеев

Избирательный кодекс допускает избрание независимых кандидатов – нужно лишь понизить представительский ценз в 2 процента. ДПМ вновь представила убийственные доказательства того, что все, что она делает, — спектакль и шумовая завеса. А на мнение людей этой партии плевать с высокой башни.

Сеанс саморазоблачения ДПМ

Демпартия опять сумела достаточно эффектно себя разоблачить.

Сколько информационных, административных и денежных ресурсов было вложено демократами в продвижение инициативы изменения электоральной системы на одномандатную! По всей стране до сих пор еще висят безвкусные рекламные панно, с которых мало кому известные люди агитируют за переход к мажоритарной системе.

А в офисах Веницианской комиссии пылится папка с законопроектом, отправленным сюда спикером парламента Андрианом Канду. И вот, в самый ответственный момент, когда у граждан только-только начал просыпаться интерес к теме, ДПМ представила убийственные доказательства того, что все, что она делает, — спектакль, шумовая завеса. А на мнение людей, которые действительно поддержали идею изменений на выборах, им плевать с высокой башни.

Помните, как хвастливо лидеры партии рассказывали, что собрали аж 800 тысяч подписей в поддержку одномандатной системы? Как размахивали этими подписными листами? И вот папки с подписями, уже никому не нужные, брошены в углу парламентского коридора. Депутат ПКРМ Елена Бондаренко сфотографировала сваленные в груду бумаги и расценила это действие ДПМ как очередное предательство избирателей. «В каждой подписи — надежда на лучшую жизнь. А демократы её под ноги» — резюмировала она в соцсети.

Знамена, брошенные на поле битвы

Эти подписные листы – словно знамена, брошенные на поле политической битвы. Кто с кем борется и за что? Ведь общеизвестно, что парламент контролируется не народом (через партии, победившие на выборах), а одним человеком – Владом Плахотнюком. Этот факт никто не оспаривает. Даже сам олигарх.

Как мы помним, 5 мая в парламенте одни и те же политические группировки, контролируемые ДПМ, проголосовали в первом чтении за два разных проекта, одновременно предусматривающих введение и одномандатной системы, и смешанной.

Конечно, Плахотнюк капитально подставил своих марионеток, обязав проголосовать за оба варианта. Он выставил их людьми недалекими, зависимыми, непоследовательными. Эти депутаты фракции ДПМ и их сателлиты из группы Гилецкого-Лянкэ сами не знают, чего хотят. То есть знают, но только когда на ушко поступит команда «самого».

Так что же произошло?

Обычная политическая проституция или нечто большее?

Картину помогают прояснить некоторые детали. Вопрос изменения избирательной системы был включен в повестку дня неожиданно. И один, и другой проект не прошли все процедуры, предусмотренные регламентом. Кроме того, не было заключения Венецианской комиссии, а ее представители должны были через несколько дней приехать в Кишинев для консультаций. То есть возникли некие обстоятельства, которые побудили Плахотнюка действовать немедленно.

Может быть, это то, что количество граждан, «подписавшихся» под инициативой ДПМ, перевалило за 800 тысяч? Нет, конечно. Депутат Елена Бондаренко не поленилась и подошла к папкам с подписными листами, валявшимися в холле парламента. Немножко поизучав их, она, например, выяснила, что в один и тот же день один и тот же «сборщик подписей» побывал в населенных пунктах Сорокского района, отдаленных друг от друга на 60 км. Реально ли собирать подписи с такой скоростью? К тому же они как будто одной рукой выведены. Все эти «мертвые души» не могли сподвигнуть к резким движениям в парламенте лидера ДПМ, человека сугубо прагматичного и не раз демонстрировавшего пренебрежение к мнению граждан.

Тогда что же заставило его действовать столь же решительно, сколь и странно?

Страх перед «западными кураторами» 

Единственное мнение, которое имеет значение для лидера ДПМ – это мнение его «западных кураторов». Если он лишится их поддержки, то судьба олигарха будет незавидной. Поэтому им, вероятно, руководил страх.

Безусловно, Запад проявляет благосклонность к команде Плахотнюка исключительно по расчету. Но он никогда не давал демократам пожизненной гарантии. Тем более, что проделки «хозяина всея Молдовы» бросают тень на Вашингтон и Брюссель, создают преимущества и козыри промосковскому лагерю.

А изменения избирательного законодательства – материя тонкая. И здесь интересы Запада и Влада Плахотнюка могут резко разойтись. Ведь одномандатная система, которую демократы продвигали изначально, способна создать трудности для Запада. Договариваться с партиями проще, чем искать общий язык с одномандатниками. Особенно  в условиях, когда все эти «одномандатники» будут находиться под управлением олигарха. В такой ситуации поле для маневра у  Запада резко сужается и одновременно возрастает ценность «смотрящего» и «разводящего». Запад желает сохранить антироссийский вектор Молдовы, и этим нынешняя молдавская власть умело пользуется.

Но кому хочется, чтобы его просто водили за нос после всех этих восьми провальных лет  проевропейского правления?

Давление на ДПМ

И в этой ситуации на ДПМ оказывали сильное давление несколько важных факторов.

Первый — визит представителей Венецианской комиссии. И для разговора с еврочиновниками лучше иметь «сильную позицию» — законопроект в первом чтении, поддержанный как можно более широко.

Зачем демократам менять Избирательный кодекс? Есть мнение, что ДПМ продвигала одномандатную систему для виду, а главным был согласованный с ПСРМ вариант смешанной системы. Однако с точки зрения перспектив, тактических и стратегических, ДПМ нужна именно одномандатная система. Смешанная дает оппонентам, особенно правым, шанс укрепиться. Именно поэтому законопроект об одномандатной системе и был включен в повестку дня. Такой шаг, видимо, был призван еще и оказать давление на либералов. После серии арестов в минтрансе и кишиневской примэрии можно было ожидать «поумнения» ЛП. Но Михай Гимпу все-таки взбрыкнул, и поддержка законопроекта в парламенте не выглядела широкой: проголосовало всего 52 депутата, что не говорит о широком консенсусе.

Запасной вариант

И поэтому 5 мая после перерыва в повестку дня был включен вариант «номер два».

В результате к депутатам, контролируемым ДПМ, присоединились социалисты, и проект набрал 74 голоса.

ПСРМ назвала это решение поражением ДПМ и шансом для всех партий сохранить себя. Однако коммунисты и внепарламентские партии обвинили Игоря Додона в сговоре с Плахотнюком, так как смешанная система дает демократам шанс вновь сформировать в будущем парламенте правящую коалицию, используя криминальные инструменты.

Возможно, что голосование социалистов за смешанную систему было тактическим, а когда дело дойдет до окончательного чтения, ПСРМ откажется поддержать проект. И если данный сценарий действительно будет реализован, то таким образом социалисты смогут набрать себе новые политические очки. В противном случае им придется открыть счет своим потерям, и начнется падение партийных рейтингов. Всех, кто тесно сотрудничает с Плахотнюком в политике или бизнесе, как показывают примеры Филата, Гимпу, Воронина и других, ожидает фиаско.

Однако маневр с голосованием 74 депутатов вовсе не является гарантией того, что Венецианская комиссия выскажется в пользу смешанной системы. Это недвусмысленно дал понять секретарь ВК Томас Маркерт:  «Голосование 74 депутатов в первом чтении сыграет определенную роль для рекомендаций, однако не будет единственным или решающим фактором. Необходим широкий консенсус по изменению избирательной системы, потому что есть опасность, что власть будет преследовать только свои интересы».

Игра на опережение

Другим важным фактором, вызвавшим спешку ДПМ в парламенте, был складывающийся консенсус партии Майи Санду и европейцев.

Когда парламент принимал решение изменить систему выборов, лидер PASубеждала «европейских партнеров» в том, что власти действуют в корыстных интересах, желая устранить политических оппонентов. Кроме того, как сообщали СМИ, лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду и лидер «DA» Андрей Нэстасе убеждали евродепутатов не финансировать Молдову в случае, если парламент проголосует за изменение избирательной системы. Как известно, Европарламент принял такое решение, и выделение Молдове 100 миллионов евро пока отсрочено.

Когда подобное решение уже принято, выходить с проектом изменения избирательной системы — все равно что размахивать перед быком красной тряпкой. Вот почему, зная о действиях Санду и Нэстасе и возможных последствиях, демократам лучше было сыграть на опережение. Теперь ситуация выглядит как поиск компромисса, а не безоговорочные действия по  выполнению указаний Брюсселя.

Политики, лишенные доверия

И самое главное. В цейтнот демократов вогнали проклятые рейтинги.

Накануне были опубликованы результаты последнего «БОМ» – соцопроса, на который ориентируются и внутри страны, и за ее пределами, Рейтинги доверия политиков шокируют и объясняют тот неимоверный напор, с которым демократы навязывают нам одномандатную систему. Плахотнюк просто не может сохранить нынешнюю систему. Ему лучше тайно покинуть страну, как в свое время это сделал Керенский, чем согласиться на выборы по партийным спискам. Только одному политику доверяют еще меньше, чем Плахотнюку: это Мариан Лупу.

Политики утратили наше доверие уже давно. Последним, кто действительно имел рейтинг доверия более 50 процентов, был Владимир Воронин. Но с тех пор много воды утекло.

Самый большой уровень доверия пока у Додона – 32 процента. За ним следует Санду – 17 процентов, замыкает тройку лидеров Нэстасе со скромными 3,2 процента.

Остальные политики имеют лишь чуть больше, чем Плахотнюк, – 0,9.

То есть люди политикам просто не доверяют. Убедительное свидетельство – рейтинг зарубежных лидеров. Так, Владимиру Путину доверяет 61 процент, Ангеле Меркель – 40, Клаусу Йоханнесу — 39.

А, собственно, почему молдаване должны доверять тем, чья типичная характеристика – жулик, лжец, вор, коррупционер, предатель?

В зыбучих песках

В такой ситуации человек, которому доверяют меньше всех, начал битву за изменение избирательной системы, втянув в нее другие партии и гражданское общество. Дискуссии не стоят и выеденного яйца хотя бы уже потому, что и нынешний ИК предусматривает избрание независимых кандидатов. Единственное, что нужно сделать, так это понизить представительский ценз. Если в парламенте 101 депутат, то почему установлен порог в 2 процента? Если каждый независимый кандидат наберет по 2 процента — в парламент смогут попасть только 50 человек! Вместо того, чтобы упростить доступ к власти независимым кандидатам, ДПМ затеяла новую нечестную игру.

Однако Плахотнюк все равно окажется в роли человека, попавшего в зыбучие пески. Каждое движение будет только ухудшать его положение. Напомним, что в 2014 году Венецианская комиссия уже вынесла отрицательный вердикт о проекте смешанной избирательной системы в Молдове. По мнению экспертов, есть риск, что «местные кандидаты будут находиться под влиянием людей, которые преследуют свои интересы».

Еврочиновники будут рассуждать примерно так: у самого популярного «проевропейского кандидата» Майи Санду есть возможность продолжить курс только при сохранении нынешней системы избрания депутатов. ДПМ, как ЛДПМ и ЛПМ – отработанный материал. Их присутствие во власти компрометирует Запад. Граждане им не доверяют, а то, что затеяла власть, – лишь «битва политических пигмеев».

Посмотрим, получится ли у Плахотнюка выбраться из «зыбучих песков».

«Народный контроль» и гражданский позор

Единственное, что необходимо стране — это коррупционная люстрация политиков. Граждане (потому что это больше всего нужно им) должны создать общественное объединение типа «народного контроля», и каждого кандидата в парламент и в правительство досконально проверить. Структуры, созданные властью, типа комиссии по неподкупности, —  ширма, инструмент, призванный одурачить людей.

Согласится ли, например, лидер ДПМ показать представителям настоящего «народного контроля» свою новую «белую крепость», где он сейчас живет? Честно раскрыть другие активы?

И знаете, о чем еще говорят папки с подписями за одномандатную систему, брошенные ДПМ на пол парламентского коридора? Пока есть «граждане», способные подписать бумажку, не понимая, что они делают и зачем, а фактически по глупости, — проходимцы, воры и лжецы будут и дальше верховодить нами. Поэтому брошенные папки – не просто саморазоблачение ДПМ, а гражданские позор тех, чьи фамилии можно найти в этих списках.

Сергей ТКАЧ

 

Добавить комментарий

Комментировать...