Аналитика Экономика

Пойсик: “Реальный курс сегодня должен составлять 15 леев/$”

Молдавские эксперты продолжают оценивать ситуацию на валютном рынке страны и действия Национального банка Молдовы, передает NOI.md. По мнению экономиста Михаила Пойсика, есть прямая ответственность и степень вины руководства центрального банка в резкой девальвации национальной валюты.

— В какой-то мере (я подчеркиваю, в какой-то!), г-н Дрэгуцану прав. Не все зависит от Нацбанка. У нас действительно негативное соотношение между экспортом и импортом. Если отбросить реэкспорт, то это соотношение составляет один к трем. То есть, минус $3 млрд. Чем закрывается дефицит торгового баланса? Во-первых, прямыми иностранными инвестициями. Однако они в 2013 году по сравнению с 2008 годом сократились в три раза, а за девять месяцев 2014 года (более свежих данных у меня пока нет) упали еще на четверть.

Второй источник – поступления от наших сограждан, которые состоят из официальных денежных переводов и того, что привозится в карманах. В 2013 году в национальную экономику из этого источника поступило $2,9 млрд. или 37 млрд. леев по тогдашнему курсу. Это примерно ¾ от оборота предприятий торговли и сферы услуг. В 2014 году поступления от наших сограждан из-за рубежа сократились на 31% или на $840 млн.

На этом фоне – сокращение денежных поступлений от гастарбайтеров/сокращение инвестиций/сокращение экспорта – на конец 2014 года вместо запланированного министерством экономики обменного курса в 13,5 леев/$, курс составил 15,7 леев/$. Этот уровень и является реальным курсом с учетом всех внешних шоков.

Но что произошло? Я, конечно, не прокурор, но степень вины и участия Национального банка в обесценивании лея – прямая. Дело в том, что все перечисления между банками осуществляются через автоматизированную систему межбанковских платежей. То есть, все отслеживается. Плюс, с 2007 года у нас действует Закон об отмывании денег, согласно которому информация о любых перечислениях от 500 тыс. леев и выше должна передаваться следственным органам.

У Banca de Economii все его активы составляют 11,7 млрд. леев. Но тут к BEM вдруг “заходят” 11 млрд., которые в ноябре прошлого года он размещает в Banca Sociala. У Banca Sociala активы — 6,4 млрд. То есть, своих денег у данного банка тоже нет. Однако он откуда-то берет и добавляет 7 млрд. леев. Всего получается 18 млрд., на которые на межбанковском рынке покупается валюта. Подчеркиваю – за наличку эту сделку провернуть невозможно.

У нас общий объем наличных леев на сегодняшний день составляет 17 млрд., а всего в стране (с учетом безналичных денег) — 42 млрд. леев. А тут такая внушительная сумма – 18 млрд. – заходит в коммерческие банки. На нее закупается 1 млрд. евро, который выводится из страны. И пока проводятся все эти операции, никто на них не обращает внимания! Это уже потом Национальный банк стал называть их “сомнительными” и обратился в суд для аннулирования транзакций.

То есть, если резюмировать: с одной стороны, мы недополучили $840 млн от наших сограждан, с другой, из страны был выведен 1 млрд. евро. Если бы этот миллиард не украли, мы могли бы иметь курс в 14,5-15 леев за доллар. А сейчас получается, что валюты катастрофически не хватает. Как любой недостающий ресурс, валюта тут же начинает дорожать. Этот процесс, понятное дело, подхлестывается паникой. И мы имеем на валютном рынке то, что имеем.

Мой прогноз: если у нас опять что-то не стырят, то через неделю-полторы обменный курс стабилизируется. Нет, он уже не вернется к логичным 15 леям за доллар, он будет составлять не менее 17-18 леев/$. Но я не уверен, что у нас опять не будет проведена какая-то афера.

noi.md

Добавить комментарий

Комментировать...