Аналитика

От Влада до Влада всего один Влад

Недавно на телеканале «Журнал ТВ» я услышал интересное высказывание журналиста Иона Тергуцэ, который сказал что «проблема в том, что в Республике Молдова явление, произошедшее 7 апреля 2009 года, исчерпало себя». «Сегодня мы перешли от одной гегемонии к другой, и в результате ряда печальных для страны событий, мы получили вместо Владимира Воронина Влада Плахотнюка».

Нельзя сказать, что Ион Тергуцэ неправ, вот только по-моему, здесь необходимо сделать несколько важных уточнений. Во-первых, думаю, что в течение последних восьми лет, мы стали свидетелями уникального эксперимента, который можно внести во все учебники для факультетов политологии. Лучшего примера политического выживания и массивной манипуляции общественным мнением вряд ли можно найти на всем земном шаре.

В 2009 году было ясно, что коммунисты не смогут долго удержаться у власти. Особенно после трагических событий 7 апреля и всего того, что произошло после. Люди не потерпели бы дальше той власти, и даже если на досрочных выборах от 29 июля 2009 года коммунисты набрали бы необходимые для сохранения власти голоса, никто бы не поверил в то, что результаты выборов не были сфальсифицированы. Дальнейшее пребывание коммунистов у власти было бы равносильно революции, которая постепенно переросла бы в гражданскую войну. И здесь необходимо отметить политическую зрелость, проявленную тогда президентом Владимиром Ворониным. Как и в 1989 году, когда он предпочел стрельбе в толпу шаг назад, в 2009 году лидер ПКРМ также предпочел сделать шаг назад. Наверняка, для него это было сложным решением, но он был вынужден его принять, и согласиться уступить власть. Я твердо уверен в том, что если б он хотел, тогда, в 2009 году, он смог бы найти «золотой» (61-й) голос и остаться у власти, или в худшем случае, мог бы формально уступить оппозиции должность президента, продолжив удерживать реальную власть в течение еще как минимум четырех лет. Но в команде Владимира Воронина не все согласились с потерей власти, и так в Молдове появилась ДПМ в новом формате, в которую устремились все те, кто на самом деле руководил страной из тени до 2009 года.

Эти люди в 2009 году были вынуждены согласиться с временной и унизительной ролью подчиненных нового центра власти – Влада Филата, который на тот момент был новой восходящей звездой молдавской политики. Сжимая кулаки, и стиснув зубы, эти несогласные поняли, что последует переходный период, в течение которого им придется смириться с той малой властью, что у них есть. В 2009 или 2010 году их выход из тени был рискованным делом, потому что в обществе все еще тлели остатки недовольства, которые в любой момент могли взорвать страну как пороховую бочку. Прямой захват власти на тот момент был практически невозможен, и был очень рискованным, хотя у этих людей было достаточно ресурсов для переворота. Поэтому Влад Филат получил роль мостика, по которому власть должна была перейти от одного Влада (Воронина) к другому Владу (Плахотнюку), и скорее всего, третий Влад (Филат) и не подозревал, какая роль отведена ему во всем этом процессе. Когда мостик обветшал (не без помощи авторов всей этой схемы) его полностью разрушили и скинули в пропасть, а власть от Влада-посредника, перешла к Владу-конечному бенефициару.

В 2016 году переходный период или передача власти от одного Влада другому Владу, посредством третьего Влада, вступила в заключительную фазу (в момент назначения правительства Филипа), а после смены избирательной системы этот круг замкнулся, и процесс успешно завершился.

Когда-то один известный журналист говорил о движении ионов в Молдове, намекая на популярность имени Ион в нашей стране. Я думаю, что как минимум с 2001 года, мы были свидетелями движения не Ионов, а Владов. Поэтому я и перефразировал известное изречение – от одного Влада до другого Влада всего один Влад.

Думитру Спэтару

Добавить комментарий

Комментировать...