Аналитика

Новое решение КС: Судьи смогут лишать депутатов их мандата

Сегодня депутатский мандат практически невозможно отозвать, даже если народный избранник не в ладах с законом. Как показала история с экс-депутатом Валериу Гума, законодатели не спешат освобождать парламент даже от коллег, приговоренных к тюремному сроку за коррупцию. Тема лишения депутатского мандата была вынесена на рассмотрение Конституционного суда (КС), который по своей инициативе вышел за пределы запроса. Теперь в большинстве случаев вынесение обвинительного приговор суда в отношении парламентария приведет к фактическому изменению его статуса.

В силу своего положения депутат обладает многочисленными привилегиями. Их задача – защита от давления, гарантия свободного исполнения мандата и независимости. В частности, Конституция запрещает задержание депутата, его арест и обыск, за исключением случаев, когда он застигнут на месте преступления.

По информации Генпрокуратуры, в период с 2001 года правоохранительные органы направили в парламент порядка 25 запросов о лишении депутатов неприкосновенности. В некоторых обращениях фигурировали сразу несколько парламентариев. Абсолютно все запросы касались депутатов от оппозиции. «Пальма первенства» принадлежит Юрию Рошке, Штефану Секэряну и Владу Кубрякову – каждого из них пытались лишить иммунитета по 5 раз. В последнем запросе, датированном 2010-м годом, прокуратура требовала ограничить неприкосновенность Владимира Воронина, проходившего по делу о массовых беспорядках 7 апреля 2009 года.

Если правила ограничения иммунитета более-менее четко урегулированы законом, то возможность лишения депутатского мандата в нем вообще не оговаривается. В Конституцию РМ включены лишь общие положения. Закон о статусе депутата в этой части неоднократно менялся, до 2003 года он содержал два основания для «изгнания» из парламента: несовместимость и окончательное судебное решение об осуждении за умышленное преступление.

В марте 2003 г. все положения закона, допускающие возможность отзыва мандата, были отменены. С того момента эта процедура стала неприменимой. Несколько попыток ввести ограничения оканчивались безрезультатно, не получая поддержки в депутатском корпусе. Поэтому вердикт КС носит прецедентный характер: он очерчивает пределы парламентской неприкосновенности и создает правовую основу для прекращения мандата без согласия депутата.

На рассмотрение Конституционного суда был вынесен вопрос о моральной и политической совместимости статуса депутата с осуждением за коррупцию и извлечение выгоды из влияния. Возможно ли в таких условиях продолжение мандата, происходит ли утрата иммунитета и обязан ли парламент проявить инициативу по лишению мандата, чтобы обеспечить исполнение наказания? Ранее, как признают сами судьи в своем постановлении, ни один из этих вопросов не попадал в поле зрения КС.

Автором запроса выступил бывший депутат Григорий Петренко, который на заседание КС не явился. В своем решении судьи подвергли критике его обращение, заявив об использовании «казуистических приемов и неточных юридических терминов». В итоге КС «оставил без внимания редакцию сформулированных вопросов» и «вывел объект обращения из проблематики, мотивировки и контекста».

Иными словами, КС решил выйти за рамки запроса и дать более широкое толкование Конституции. Такое право предоставлено суду Кодексом конституционной юрисдикции, который позволяет КС самостоятельно определять пределы своей компетенции. Помимо границ парламентской неприкосновенности, КС взял на себя ответственность за определение судьбы мандата депутата, в отношении которого вынесено окончательное судебное решение за совершение умышленного преступления.

Прежде чем вынести вердикт, КС поинтересовался мнением главы государства, парламента, правительства и Генпрокуратуры. Президент не направил своего представителя на заседание КС, но передал письменное мнение. В нем говорится о наличии законодательного пробела, который Конституционный суд не может устранить своим толкованием. Как следует из позиции главы государства, решение этого вопроса относится к компетенции парламента. В то же время президент считает логичным прекращение по праву депутатского мандата со дня вступления в законную силу обвинительного приговора.

Парламент, в свою очередь, ограничился ссылкой на ценности правового государства, по которым негоже оставлять на руководящих должностях лиц, неподкупность которых вызывает серьезные сомнения.

Позицию правительства озвучил вице-министр юстиции Николай Ешану. Он отметил, что обстоятельства и процедура лишения депутатского мандата законом ясно не определены. При этом формально в Молдове даже обвинительный приговор не влечет отставку депутата и не относится к его совместимости с занимаемой должностью. На судебном заседании Ешану заявил, что сегодня в Молдове лишение депутатского мандата невозможно, так как это не предусмотрено действующим законодательством.

В итоге КС пришел к выводу, что в случае приговора за умышленные преступления или осуждения к тюремному заключению депутат, по сути, автоматически теряет свой статус. При этом судебное решение должно быть окончательным и вступившим в законную силу, независимо от того, было ли оно принято до или после признания мандата. Основная проблема – в отсутствии формальной процедуры. КС обратился к парламенту с просьбой внести поправки, определяющие случаи лишения или прекращения по праву мандата депутата.

«Конституционный суд попросил парламент устранить законодательные пробелы, однако это не означает, что депутаты по своему усмотрению смогут урегулировать эти аспекты,- отмечает один из наших экспертов.- Ключевая роль в процедуре лишения депутатского мандата будет закреплена за Конституционным судом, что довольно четко следует из принятого постановления. Эта инстанция желает получить право констатации обстоятельств, которые оправдывают лишение депутатского мандата.

Хотя в мире не существует каких-либо международных стандартов, которые предусматривали бы обязательность формального вмешательства со стороны государственных властей, когда речь идет о прекращении мандата по праву. Достаточно разработать четкую процедуру прекращения мандата и ввести в закон исчерпывающий перечень оснований – в пределах конституционного поля. Как показывает практика многих стран, совсем не обязательно, чтобы эта процедура включала Конституционный суд и даже парламент. Тем более что Конституция РМ, допуская лишение мандата, не предусматривает каких-либо критериев.

Однако в Молдове КС стремится закрепить за собой роль надгосударственного органа, который в конечной инстанции управляет всеми важнейшими процессами в стране. И судьба депутатского мандата – не исключение. Формально КС подчеркивает, что определение случаев принудительного прекращения мандата является прерогативой парламента, однако четко дает понять, что формальная процедура должна включать и прохождение через Конституционный суд.

С другой стороны, как показывает практика судебных и правоохранительных органов, велика вероятность, что механизм прекращения депутатского мандата будет использован исключительно в отношении депутатов от оппозиции. Постановление КС дает в руки властей еще один рычаг влияния на несговорчивых парламентариев. То, что уместно в хорошо налаженной политической системе, не всегда срабатывает в отечественных реалиях.

Венецианская комиссия Совета Европы признает, что особые механизмы оправданы там, где нет других адекватных мер защиты членов парламента. В одном из последних докладов этого учреждения говорится, что в некоторых странах необходимы положения, которые могут выполнить демократическую функцию защиты парламента, как института, и парламентской оппозиции. Речь идет, прежде всего, о защите от ненадлежащего давления или преследования со стороны исполнительной и судебной властей или политических оппонентов. В постановлении КС о таких защитных мерах даже не упоминается».

noi.md

Добавить комментарий

Комментировать...