Аналитика

«Молдавский ослик» и «европейская морковка», или как Молдова и ЕС превратили «Восточное партнерство» в стыд и посмешище

Как известно,  в ноябре 2017 г. в Брюсселе пройдет следующий саммит «Восточного партнерства». На таких мероприятиях ЕС и страны-партнеры делают ревизию текущих дел и определяют планы на будущее. На саммите, конечно же, будут бить в литавры, будет много патетики и словесной эквилибристики, которую так любят европейские бюрократы. И можно быть уверенным, что еврочиновники постараются обойти стороной самые неприглядные моменты сотрудничества, того, что можно было бы назвать «страницами позора» и что выставляет участников процесса на посмешище.

А подобных фактов немало, и свою уникальную коллекцию собрала Молдова. Страна,  которую  перед подписанием соглашения об ассоциации называли «примерным учеником» и даже «историей успеха».

Как было посажено семя евроинтеграции

Нужно иметь в виду, что период евроинтеграции в Молдове начался не в 2013 г., когда было парафировано соглашение об ассоциации страны с ЕС. Точкой отсчета является 2009 г. Напомним, что саму идею «Восточного партнерства» ЕС сформулировал в 2008 г., а официально программа была объявлена в мае 2009 г.

Между этими датами в Молдове произошло резонансное событие, которое имеет к нашей теме непосредственное отношение. В апреле 2009 г. проевропейские партии, потерпевшие на парламентских выборах сокрушительное поражение, отказались признать их результаты и обвинили победителя, ПКРМ, в подтасовках. Позже эти утверждения не подтвердились. Однако проигравшие ЛДПМ, ЛП и другие политические силы вывели народ на улицы и попытались устроить госпереворот. В результате начались беспорядки, здания парламента и президентуры подверглись погромам, актам вандализма. Все завершилось поджогом, воровством  материальных ценностей и кровопролитием. Погромщики нанесли государству ущерб в особо крупных размерах. Он оценивается примерно в 100 миллионов евро.

В этих событиях нельзя не усматривать определенный символизм, так как во время «революции булыжников» исчез оригинал декларации  о независимости, а на зданиях, олицетворяющих молдавское государство, были вывешены флаги ЕС и Румынии.

Но главное состоит в том, что и сегодня, спустя 8 лет, истинные организаторы беспорядков новыми властями не установлены и не названы.

И это роднит «молдавский майдан» с украинским, где виновные в погромах и захвате государственных учреждений, а также в убийстве «небесной сотни»,  до сих пор не определены.

События апреля 2009 г. оказались тем семенем, из которого произросло древо молдавской евроинтеграции, приносящее до сих пор свои особенные плоды.

«По плодам их  узнаете их»

Впервые свой истинный лик новая молдавская власть явила уже на второй год после прихода к власти. В декабре 2012 г. группа из 30 государственных лиц, судьи, депутаты парламента, прокуроры, бизнесмены организовали элитную охоту в заповедном лесу «Пэдуря Домняскэ». Жертвой развлечений правящего класса стал молодой бизнесмен  Сорин Пачу. Его убийство высокопоставленные чиновники, среди которых был и генпрокурор, попытались скрыть.

Случай показал, что законы в стране нарушают прежде всего те, кто должен следить за их соблюдением, а суды выносят приговоры по указанию свыше или за взятки, в области юстиции существует четкая координация, а управляет процессом политическая, проевропейская «элита».

Тогда Делегация ЕС в Молдове заявила, что демократический и европейский вектор РМ зависит от того, как будет проходить расследование и какие меры будут применены к виновным по делу «Пэдуря Домняскэ». Но, несмотря на то, что следствие не было  завершено, а виновные не понесли наказание, в ноябре 2013 г. ЕС и РМ парафировали соглашение об ассоциации.

К тому периоду, когда Брюссель называл Кишинев «историей успеха», относится и другое достижение. О нем также предпочитают не говорить на форумах ЕС-Молдова.

Когда стороны уже готовились к подписанию соглашения об ассоциации,  молдавский парламент неожиданно отправил в отставку проевропейское правительство Влада Филата. Кабмин бывшего лидера  проевропейской ЛДПМ был обвинен в тотальной коррупции. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что само правительство Филата было коалиционным. А это значит, что в злоупотреблениях были замешаны и представители других проевропейских партий – ДПМ и ЛПМ. Случай был беспрецедентным, первым за всю историю независимой Молдовы. Уникально и то, что лидеру проевропейской партии законодательно, через КС, запретили занимать высокие государственные должности. Однако в новом правительстве министры коррупционного кабмина сохранили свои посты, а премьером стал Юрие Лянкэ, заместитель лидера ЛДПМ, обвиненного в нарушении законов. На все эти детали в ЕС закрыли глаза, и Лянкэ, который впоследствии станет фигурантом нового громкого скандала, парафирует в Брюсселе текст соглашения об ассоциации.

Соглашение вслепую

В отличие от ЕС, который программу «Восточное партнерство» долго вынашивал, Республика Молдова, уже имевшая аналогичные договоры с СНГ (а с Россией о стратегическом партнерстве) одобрила соглашение с ЕС фактически вслепую.

Вспомним, что текст документа был опубликован уже после того, как договор был парафирован, в декабре 2013 г. Но …на английском языке.

Когда страна взяла на себя очень серьезные обязательства, то большинство депутатов в парламенте и чиновников в правительстве не были знакомы с содержанием соглашения. Но самое главное, не имел ни малейшего представления о том, на что его подписали, молдавский народ. Трудно себе представить, но власть даже не потрудилась в очень сжатой форме ознакомить граждан с теми изменениями, которые придут в их жизнь. И, что очень важно, не были непредвзято объяснены последствия этого серьезного шага. В информационной сфере преобладали реклама и пропаганда за подписание.

Безусловно, активные и сознательные граждане понимали, что страну втягивают в геополитическое противостояние с Востоком. А также — что новое соглашение ведет к длительному конфликту в обществе, потому что примерно одинаковые его части выступали и за союз с Востоком, и за сближение с Западом.

Поэтому некоторые начали действовать. В 2012 г. инициативная группа провела сбор подписей за референдум по вступлению Молдовы в Таможенный Союз. А когда ЦИК признал подписи граждан недействительными, ПКРМ потребовала созыва внеочередного заседания Парламента, чтобы принять решение о проведении данного референдума. Однако парламентское большинство отказалось устроить плебисцит. Также власть не захотела советоваться с народом и по поводу интеграции в ЕС.

И сегодня хорошо известно, что соглашение об ассоциации реализуется вопреки желанию и настроению большинства граждан страны.

Безусловно, подобную ситуацию нельзя признать нормальной. А принятие судьбоносных для граждан решений без совета с ними следует считать актом недемократичным.

То, что депутаты молдавского парламента до сих пор не ознакомились с 972-ю страничным документом, признал и новый посол ЕС в Молдове Петер Михалко. В ответ на инициативу парламента принять резолюцию о перспективах вступления Молдовы в ЕС, он заявил, что это означает, что политики не читали соглашения об ассоциации.

ЕС подписывает договор с криминалитетом

Однако самые чудовищные события, компрометирующие ЕС, «Восточное партнерство» и молдавскую власть стали происходить после ратификации соглашения Парламентом РМ и Европарламентом.

Стало ясно, что Европейский Союз заключил договор об ассоциации с местным криминалитетом, надевшим маску сторонников интеграции на Запад.

Грандиозная афера с выводом из НБМ миллиарда долларов могла произойти только при непосредственном участии высших должностных лиц государства  и их покровителей из проевропейских партий. На это указывает элементарный анализ схемы «кражи века».

Первый этап – передача банков группы ВЕМ (с Кишиневским аэропортом в нагрузку) бизнесмену Илану Шору.

Второй этап – принятие законодательства, разрешающего правительству давать гарантии банкам.

Третий этап – вывод средств из НБМ.

Четвертый этап – заметание следов, для чего было заключено соглашение с американской компанией, которая до настоящего момента не представила всеобъемлющего отчета о результатах расследования и не назвала основных выгодополучателей.

У ЕС было множество вариантов действий в возникшей ситуации. Например, можно было временно приостановить реализацию соглашения  об ассоциации до окончания расследования,  установления организаторов преступления и роли высших руководителей страны. Но это сделано не было. Нерешительная и двусмысленная позиция европейцев стала стимулом к действию для самой крупной олигархической группировки, имевшей, как указывают многочисленные обвинители, прямое отношение к «краже века».

Политические преследования под флагом ЕС

ДПМ, используя страх ЕС получить в Молдове хаос и потерпеть фиаско, прибегла  в январе 2016 г. к сомнительным методам формирования государственных институтов и контроля над ними.

Совершив рейдерские атаки на другие партии, и переманив в свои ряды с помощью угроз, запугивания и подкупа народных избранников-беглецов, демократы сформировали самую крупную фракцию в законодательном органе. Но это привело к искажению результатов выборов 2014 г. и полностью дискредитировало сам парламент. И уже опороченный и не вполне легитимный высший государственный институт утвердил правительство «народного недоверия» во главе с Павлом Филипом.

Шантаж демократов удался, и Брюссель проглотил новую ядовитую «пилюлю». Конечно, действия режима были вызывающими, недемократичными и не вполне легитимными. Но,  все же это было лучше, чем досрочные выборы и победа пророссийских сил, вероятно,  рассудили в ЕС.

Компромиссное молчание привело к тому, что на древе евроинтеграции вырос очередной страшный плод. Режим, взявший под контроль прокуратуру и суды, стал преследовать политических оппонентов и гражданских активистов.

«Группа Петренко», Ренато Усатый (и «Наша партия»), Вячеслав Платон, Анна Урсаки и др. подвергали резкой критике действующую власть и Влада Плахотнюка. Некоторые вынуждены были покинуть страну и даже попросить политическое убежище.

Работавший во времена правления ПКРМ представителем ЕС в Молдове, Кальман Мижей, признал: «Сегодня мы видим огромное количество людей, которые находятся в тюрьме за их политические взгляды».

Признание бывшего официального лица, безусловно, важно. Но его голос – это не открытая и ясная позиция ЕС, громко озвученная и доведенная до граждан соседней страны.

Маленькое европейское королевство кривых зеркал

Итогом неразборчивого сотрудничества с партиями и людьми, преследующими цели, далекие от европейских ценностей, стало снижение доверия молдавских граждан к самому ЕС и идее «Восточного партнерства». На это указывают и социологические опросы, а главное – победа на президентских выборах пророссийского Игоря Додона. Поддержка западного вектора в Молдове будет и дальше падать, так как почти все проевропейские партии страны себя полностью дискредитировали, а уровень доверия к ним колеблется в районе 1%. Они конфликтуют друг с другом и ведут себя как комедианты, использующие для привлечения внимания публики сомнительные приемы.

Например, лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду вначале обвинила ДПМ в контроле прокуратуры и судов, а затем обратилась генпрокуратуру с жалобой об узурпации государственной власти Владом Плахотнюком. Таким поступком Санду, с одной стороны, опровергла собственные заявления о подконтрольности генпрокуратуры, с другой – послужит облагораживанию имиджа лидера ДПМ. Так как, совершенно ясно, что заключение генпрокуратуры будет отрицательным, признаки узурпации власти найдены не будут.

Другой «голубь евроинтеграции», лидер ЕНПМ, Юрие Лянкэ, вместо того чтобы честно рассказать все, что ему известно о «краже века» (общество с нетерпением ждет от него именно этого),  хвастается тем, что никто не сделал для объединения с Румынией столько, сколько сделал он, и что унионизм будет его основной целью в будущем. Так что, между объединением с Румынией и евроинтеграцией, действительно нет никакой разницы?

Настоящую комедию устроил в Европарламенте лидер молдавских либералов. Михай Гимпу  обрушился с критикой на Плахотнюка, обвиняя его в захвате государственных структур, забыв о том, что именно благодаря его всесторонней поддержке в Молдове возник сам одиозный режим.

Сегодня мы видим, что за годы реализации программы «Восточного партнерства» в Молдове возникло что-то вроде «Королевства кривых зеркал». Помните эту старую советскую киносказку? Основной политикой этого Королевства было изготовление кривых зеркал. В них уродливые казались красивыми, а красивые — уродливыми; молодые выглядели  старыми, а старые — молодыми; голодные и измождённые обнаруживали себя цветущими и упитанными, а сытые и дородные — стройными и худощавыми. Такое положение дел было придумано злыми и лживыми богачами, узурпировавшими власть. Они хотели, чтобы всё население страны видело искаженную реальность.

Однако сегодня в Молдове наступил момент, когда «кривые зеркала» одно за другим  разбиваются, и обман населения становится всем очевидным.

Пожалуй, не спасет молдавскую евроинтеграцию от краха даже модернизированная модель «Восточное партнерство плюс» с новыми стимулами. Ее недавно придумали в Европарламенте.

«Молдавский ослик», кажется, уже хорошо понял, что «европейская морковка», которой ловко размахивают перед его носом, недостижима как горизонт.

Сергей ТКАЧ 

 

Добавить комментарий

Комментировать...