Аналитика

Молдавия между сценариями Турции и Египта

События последних недель символизируют приоритеты «теневого правителя» Республики Молдова. Влад Плахотнюк проявляет жесткость и упорство в своём противостоянии как с Западом, так и с Востоком. 

Символичным явился абсолютный разрыв отношений с Россией, когда, прибегнув к помощи своих румынских партнёров, властями РМ был демонстративно развёрнут самолёт со спецпредставителем президента России по Приднестровью Дмитрием Рогозиным. Данный демарш Кишинева обсуждается в Москве уже несколько дней, при этом никто не в силах отыскать возможные точки давления на Плахотнюка – ведь необходимо продолжать оказывать политическую поддержку Игорю Додону в свете будущих парламентских выборов. Любые встречные эмбарго со стороны РФ негативно отражаются на судьбе Додона, в итоге Москва решила точечно наказывать… Румынию. В числе первых пострадали румынские сельхозпроизводители – отрасль свиноводства лишилась российских рынков.

Гражданин РФ, Молдовы и Румынии Плахотнюк в данный исторический период однозначно неприязненно настроен к любого рода российскому присутствию на территории не только Молдовы, но и мятежного Приднестровья. Проблемы российских военнослужащих на данной территории лишь усугубятся. Официальный Кишинев при поддержке Киева намерен окончательно выдавить их из конфликтного региона. В ответ российские военные провели символичные учения по преодолению реки Днестр на бронемашинах, однако вряд ли такого рода акции способны как-то изменить позицию Плахотнюка, чьи статьи с резкими репликами по поводу РФ продолжают выходить в западной прессе. Плахотнюк предстает в образе единственно возможного полноценного партнёра Запада в вопросах нейтрализации российского военного и любого другого присутствия в данном регионе.

В то же самое время Влад Плахотнюк демонстрирует характер и в отношениях с западными партнерами. Казалось бы, претендуя чуть ли не на роль главной силы сдерживания РФ на балканском направлении, ему удастся закрыться от серьёзных претензий. Тем не менее, этого не происходит. Никакие конфликтные соприкосновения Кишинева и Москвы не отменяют претензий ЕС и США по ключевому вопросу, касающемуся реформы избирательного законодательства, которую Плахотнюк затеял. И в ЕС, и в США однозначно высказались относительно неприятия идеи выборов в парламент Молдовы по смешанной системе. Причина достаточно известна – из парламента в результате будут выпихнуты все мелкие партии, их заменит единственная «прозападная» партия ДПМ — самого Плахотнюка и группа депутатов «пророссийской» партии Додона – ПСРМ. Политическую площадку покинут любые возможные конкуренты Плахотнюка и ДПМ. Их часть получит, вероятно, мизерное, ни на что не влияющее представительство. Основная же масса альтернативных политиков маргинализируется и переползёт на площади.

Своей жаждой власти, жесткостью и принципиальностью в отношении Запада и Востока Плахотнюк все больше напоминает турецкого лидера Эрдогана, однако можно найти и другие сравнения, например, поискать аналогии в современном Египте. Сумеет ли Плахотнюк стать своего рода молдавским Эрдоганом, вопрос сложный. Сегодня он как политический деятель не имеет какой-либо ощутимой электоральной поддержки, и никто не прогнозирует рост его популярности. Вне зависимости от судьбы Приднестровья и присутствия РФ в регионе – удастся ли Плахотнюку нейтрализовать его либо нет, с большой вероятностью Молдову может настигнуть сценарий Египта образца 2011 года, с уличной революцией и полной перетряской политической системы.

Очевидно, Плахотнюк хотел бы стать для своей республики Эрдоганом, хотя вряд ли он готов к тому, что на Западе за подобные амбиции его будут сравнивать и с другими сходными по стилю фигурами, в том числе и с Путиным. Вряд ли в планы Плахотнюка сегодня входит такого рода смысловое соседство, но уступать в вопросах избирательной реформы он не намерен.

Претензии к Плахотнюку с западной стороны не являются предметом торга. В перспективе укрепление его властной «вертикали» и управляемая парламентская демократия от ДПМ-ПСРМ способны привести к отмене безвизового режима с ЕС, а уличные протесты подтолкнут к власти новую формацию политиков, не имеющую ничего общего с Компартией Молдовы, кузницей кадров последних десятилетий, откуда вышли практически все нынешние молдавские публичные лидеры и олигархи. Во всяком случае, исходя из прогнозов выбора между сценариями Турции и Египта довольно странно было бы рассуждать о каких-либо возможностях скорого вступления Молдовы в ЕС.

 

dniester.ru

Добавить комментарий

Комментировать...