Аналитика

Лянкэ разоблачен, Шор осужден. Что дальше?

Чем больше времени нас отделяет от событий ноября 2014 года, когда произошло хищение миллиардов из финансовой системы Молдовы, тем более фантастические интерпретации «кражи века» появляются. На днях была названа новая невероятная причина финансовых махинаций. Не кто-нибудь, а министр юстиции, член ДПМ, Владимир Чеботарь заявил, что «кража денег из банков произошла из-за пропорциональной избирательной системы, которая несовершенна».

Понятно, что борясь с аргументами политических оппонентов, можно договориться и до чертиков. Но умозаключение главного юриста Молдовы стоит того, чтобы обратить на него внимание. И мы к нему еще вернемся.

Новые разъяснения Лянкэ не стоят и выеденного яйца

Вынесение приговора бизнесмену Илану Шору, главному действующему лицу «кражи века», по версии американского агентстваKroll, усилило интерес к теме, разогретой заседанием ВСБ при президенте и заявлениями Юрие Лянкэ.

После того, как ВБ и МВФ опровергли утверждения Лянкэ о том, что он действовал в соответствии с рекомендациями международных организаций, экс-премьер выступил с новыми разъяснениями.

Он настаивает на том, что в 2014 году обсуждал проблему с МВФ и ВБи на официальном, и на неофициальном уровне. И готов предоставить свидетелей таких консультаций. Кроме того, бывший глава правительства сослался на совместный доклад ВБ и МВФ, опубликованный в июле 2014 году. В документе, по словам Лянкэ, содержатся «идеи», которые легли в основу «принятых им решений».Что это за идеи? «Первая — государство не может позволить, чтобы обанкротился госбанк. Вторая — другого выхода, кроме предоставления правительственных гарантий по кредитам трем проблемным банкам, нет. И третья — отказ от этого шага угрожает стабильности всей банковской системы». Экс-премьер утверждает, что если бы правительство не последовало этим рекомендациям, то «люди стали бы массово забирать деньги из банков, и это уже привело бы к коллапсу банковско-финансовой системы и обрушению экономики».

Отвергая заявление Лянкэ о сотрудничестве в урегулировании банковского кризиса, МВФ подчеркнул, что в тот период между международной организацией и правительством не было соглашения, поэтому о каких-либо рекомендациях вообще не может идти речь.

На самом деле все эти препирательства экс-премьера не стоят и выеденного яйца.

Во-первых, рекомендации международных структур являются универсальными. Банковские кризисы существуют с тех пор, как возникли сами банки. Они неизбежны. Когда доля плохих кредитов становится чрезмерной, финансовые институты превращаются в банкротов. И банкротства мы наблюдаем сплошь и рядом. Часто банки и создаются или приобретаются лишь для того, чтобы сорвать большой куш и разорить финансовую структуру. Когда подобное происходит, перед регулирующими органами и государством встает вопрос: что делать?. Существуют разные механизмы решения проблемы вкладчиков и долговых обязательств. Используются представляющие ценность активы банка и государственные средства. В частности, в Молдове создан специальный фонд, который предназначен для покрытия вкладов и счетов в таких случаях.

Международные финансовые организации в последнее время также предлагают несколько способов действий в случае банкротств. Среди них: выкуп государством плохих активов и санация финансового института, превращение вкладчиков в акционеров банка, то есть используются депозиты и накопления клиентов банка.

Банкиров в тюрьму. Пример Исландии

Однако существует и третий путь. Его эффективность была доказана в Исландии, где в 2008 году три крупнейших банка — Landsbanki, Kaupthing и Glitnir — потерпели крах. Здесь не стали следовать общим рекомендациям международных организаций. Помощь банкам оказана не была, а те, кто разорили финансовые структуры, оказались за решеткой. Руководители страны посчитали, что будет несправедливым перекладывать на обычных людей и государство проблемы финансовых мошенников. Страна кризис преодолела, и теперь островное государство находится в числе лучших для ведения бизнеса.

Пример Исландии доказывает, что главное при возникновении банкротств — не общие рекомендации международных структур, а мудрые действия руководителей страны.

События опровергают версию Лянкэ

В случае молдавской «кражи века» можно сделать однозначный вывод, что первые лица и их партийные боссы, отдававшие указания из тени, не спасали обанкротившиеся финансовые структуры, а использовали их для выкачки денег в офшоры.

Как только ДПМ, ЛДПМ и ЛП пришли к власти, началась «большая охота» на банки. В 2011 году ряд молдавских финансовых учреждений подвергся рейдерским атакам. Среди них и «Banca de Economii». СМИ тогда сообщали, что дело рассматривается Высоким судом Лондона, и существуют доказательства того, что конечным выгодополучателем рейдерских атак является олигарх Влад Плахотнюк.

И уже в начале 2013 года парламент создал специальную следственную комиссию по изучению ситуации в «Banca de Economii». Комиссия выяснила, что в банке накоплено плохих кредитов на сумму более миллиарда лей, и необходимо оздоровить ситуацию. Ведь в «Banca de Economii» более 2 миллионов вкладчиков и держателей счетов. Руководитель комиссии Олег Рейдман тогда заявил, что «единственным и самым надежным способом преодоления проблемы является стопроцентная национализация банка».

Однако другие члены комиссии, представители ЛДПМ и ДПМ, настояли на двух других рекомендациях: приватизация банка с сохранением за государством 33-процентного блокирующего пакета акций, а также выделение из бюджета средств компаниям-должникам «Banca de Economii». Решение должно было принять правительство.

Что потом произошло — всем известно. Глава кабмина, находясь под влиянием лидеров ЛДПМ и ДПМ, принимает решение о продаже крупного пакета акций «Banca de Economii».

По мнению экспертов, целью дополнительной эмиссии был захват банка олигархами. Для этого предпринимались шаги по банкротству крупнейшего банка и снижению стоимости его акций. Доктор экономики Михаил Пойсик расценил ситуацию вокруг «Banca de Economii», как «хорошо подготовленный рейдерский захват». О том, что существовала «схема потрошения» «Banca de Economii» указывала и доктор экономики Елена Горелова. Суть схемы проста: «На протяжении последних лет из банка уходили крупные, не обеспеченные залогом кредиты, которые не возвращались и которые перефинансировались в этом же банке».

Предыстория крушения «Banca de Economii» нам показывает, что Юрие Лянкэ в свое время мог принять верное решение и спасти финансовый институт, проведя, например, национализацию. Но он пошел по другому пути, исполняя указания партийных лидеров. Фактически крупнейший государственный банк был передан партнеру Влада Филата бизнесмену Илану Шору. Тогда Юрие Лянкэ также говорил, что приватизация банка нужна для его спасения, и он «следовал рекомендациям».

На самом деле был создан «баблопровод» для откачки денег из НБМ на второй стадии операции, когда правительство Лянкэ внесло изменение в банковское законодательство и направило тайным решением 9,5 миллиарда в «черную дыру» «ВЕМ».

Спасения банков не было

Какие еще существуют доводы, демонстрирующие, что деньги правительство направило не на спасение банков, а с целью вывода их в оффшоры?

В соответствии с официальными данными НБМ, «совокупный нормативный капитал «Banca de Economii» по итогам первого квартала 2013 года составил 213,9 миллиона лей, тем самым банк обеспечил соблюдение требований Национального банка о минимальном размере капитала в 200 миллионов лей. Активы «ВЕМ» на конец марта составили 5,625 миллиона лей, объем депозитов — 4,072 миллиона лей. Баланс ликвидных активов в два раза превысил минимальный регламентированный НБМ. Доля ликвидных активов в общем объеме активов банка составила 41,9 процента. И это — максимальный показатель среди всех банков страны». Такой была ситуация до прихода в ВЕМ Илана Шора и «спасательных действий» Юрие Лянкэ.

Стоит обратить внимание на цифры. Всего в проблемных банках было накоплений и счетов граждан на сумму около 6 миллиардов лей. Денег специального фонда, предусмотренного для подобных ситуаций, хватило бы для возврата средств вкладчиков в Banca Sociala и Unibank. Таким образом, помощь нужно было оказать только вкладчикам «Banca de Economii», то есть требовалось около 4 миллиардов лей. Выделено же было намного больше, и это указывает на цели, отличные от спасения вкладов.
Это первое. Далее. После того, как в банки был направлен и второй транш в 5 миллиардов, результат не изменился. Разве банки группы «ВЕМ» спасены? Нет. Они ликвидированы. Но если банки банкротятся и ликвидируются, тогда зачем выделялись деньги? В Исландии этого не сделали и получили тот же результат.

Следовательно, выделение 14,5 миллиарда лей не преследовало цель спасти банки. Правильным решением была бы национализация, что и предлагала парламентская комиссия (представители ПКРМ). Тогда были бы сохранены сами финансовые институты, рабочие места и пр. и не произошла бы «кража века».

Поскольку главной же целью во всей истории с банками группы «ВЕМ» изначально было воровство денег, любые «разъяснения», «заявления» Юрие Лянкэ о том, что он действовал по рекомендации МВФ и ВБ, в принципе лишены смысла. Спасения-то не было. То, в чем участвовал экс-премьер, — объективно является экстраординарным мошенничеством политических и финансовых кругов страны. А Юрие Лянкэ был человеком, которому Влад Филат и Влад Плахотнюк просто отвели некую роль.

«Крыша» для Дрэгуцану

Все, что было сказано выше, в полной мере относится и к экс-главе НБМ Дорину Дрэгуцану. Его роль в схеме также была четко прописана, и действия согласованы с истинными, но закулисными организаторами финансовой аферы.
Однако ответственность Дрэгуцану за происшедшее еще выше, так контроль и регулирование ситуации в банковском секторе — прямая обязанность его и ведомства, которое он возглавлял. Когда 11 марта 2016 года парламент рассматривал вопрос об отставке президента НБМ, депутаты ПСРМ заявили: «Все понимают, что Дрэгуцану покрывал несколько банковских мошенничеств. Его место рядом с Филатом». Но парламентское большинство, выполняющее указания Плахотнюка, вступилось за Дрэгуцану и освободило его от должности с почестями и финансовой компенсацией в виде дополнительных зарплат. Безусловно, данный факт служит прямым указанием на тех, кто управлял действиями Дрэгуцану и их истинные цели.

«Вот ты думаешь, это мне дали 15 суток … Неа. Это нам дали 15 суток»

Точно также, как и почетная отставка Дрэгуцану, вынесение приговора бизнесмену Илану Шору указывает на срежиссированность судебного процесса. Разве не странно, что судьи вынесли свой вердикт за день до истечения срока законного нахождения под предварительным арестом обвиняемого? Или что «домашний арест заменяется на судебный контроль, что предполагает незамедлительное освобождение в зале суда до вынесения окончательного приговора»?Или что суд предусмотрел юридическую лазейку, позволяющую Шору покинуть страну?

Экс-депутат и политик Григорий Петренко, отсидевший, в отличие от Шора, полгода в изоляторе, за то, что он и его коллеги приковали себя цепями у здания прокуратуры в знак протеста отметил несколько важных нюансов.

1. Шора не обязали возместить нанесенный банкам ущерб, его имущество не конфисковано. Бизнесмен может распоряжаться активами по своему усмотрению.

2. Суд изменил статью (ст.190 (5) Мошенничество в особо крупных размерах), по которой ему грозило от 8 до 15 лет, и переквалифицировал преступление, признав его виновным по ст.196 (4) (Нанесение материального ущерба). По ней предусмотрен штраф и максимум — 3 года лишения свободы. Остальные из 7,5 лет бизнесмену намотали по ст.243 — отмывание денег.

Илан Шор и его юридические представители начали широкую компанию в СМИ, в том числе западных, в которых бизнесмен предстает не коварным финансовым мошенником, а единственным человеком, который смело разоблачил коррумпированную молдавскую власть, предоставил следствию «всю необходимую информацию» и является пострадавшей стороной. Он был обманут, так как вынужден был купить контрольный пакет акций «Banca de Economii» под давлением экс-премьера Влада Филата. Бизнесмен не раз подчеркивал в духе героев из «Операции «Ы», что «все уже украдено до нас».

Кроме того, зарубежные адвокаты, в случае если АП поддержит приговор суда первой инстанции, будут атаковать Молдову в ЕСПЧ. И страна может потерять новые миллионы в дополнение к миллиарду, который ушел в финансовую дыру ВЕМ.

Таким образом, главным итогом судебного разбирательства по делу Шора является приговор, уже вынесенный молдавским правительством… гражданам. Возвращать украденное с лихвой будет население. Это не Шору, а гражданам дали срок и конфискацию имущества.

Ланселот для ДПМ

Это хоть и в высшей степени несправедливо, но поправимо и не является самым главным в настоящий момент. Куда важнее извлечь уроки из того, что произошло.

Основной урок состоит в том, что настоящие организаторы «кражи века» не могут быть наказаны, пока всем в стране заправляет ДПМ.

Все судебные процессы, имеющие отношение к воровству миллиардов из банковской системы, проходят в закрытом режиме. Несмотря на то, что публичности требуют западные партнеры Молдовы. Власть также отказывается обнародовать итоги расследования американской компанииKroll.

Можно не сомневаться, что если пройдет референдум, объявленный Додоном, и граждане проголосуют против выплаты миллиардов, режим откажется утвердить итоги плебисцита.

Поэтому смена власти – первое условие для справедливого расследования «кражи века».

Но отстранение ДПМ возможно только при сохранении нынешней избирательной системы. Вот почему ДПМ так бьется за изменения, а министр юстиции Владимир Чеботарь связал трансформацию избирательного законодательства с «кражей века».

Эта связь действительно есть, и она фокусируется в одной точке – ДПМ.

Уберите ДПМ, и организаторы, а также исполнители грандиозного финансового мошенничества будут официально поименно названы.

Убить дракона может только Ланселот. Но с Ланселотами в молдавской политике всегда было плохо.

Сергей ТКАЧ

Добавить комментарий

Комментировать...