Аналитика

Куда ведёт Молдову новая стратегия обороны?

Национальная стратегия обороны,принятая депутатами большинством голосов, вступила в силу в начале августа без традиционной процедуры промульгации со стороны президента.

Особое внимание в документе уделяется приднестровскому вопросу и сотрудничеству с НАТО. Одним из положений, вокруг которых развернулись жаркие дискуссии, стал также нейтральный статус Молдовы. Документ рассчитан на формирование в РМ профессиональной армии, предполагая существенный рост бюджетного финансирования сектора обороны и безопасности.

На протяжении всего периода рассмотрения стратегии эксперты и оппозиция подвергали ее критике, отмечая политическую составляющую  документа и настаивая на том, что многие его положения нуждаются в доработке.

Гражданам обещают «безопасность и процветание»

Разногласия между правительством и парламентом, с одной стороны, и главой государства, с другой стороны, до сих пор не позволили принять Стратегию национальной безопасности Молдовы. Документ был разработан в президентуре еще в 2016 г. под руководством тогдашнего главы государства Николая Тимофти, однако парламент не спешил с его рассмотрением. В результате Игорь Додон, вскоре после избрания президентом, отозвал стратегию для доработки.

В случае со стратегическими документами в области обороны власти решили пойти другим путем, тем более что Игорь Додон высказывал намерение заблокировать их, если при рассмотрении в парламенте не будут учтены его предложения. Практически все поправки, выдвинутые главой государства и парламентской оппозицией, были отвергнуты комиссией по национальной безопасности, обороне и общественному порядку.

Чтобы избежать сценария возврата стратегии из президентуры в законодательный орган, документ не был принят в качестве закона. Национальная стратегия обороны одобрена решением парламента, что позволяет обойтись без указа главы государства о промульгации. Поэтому в начале августа она появилась в Monitorul Оfficial за подписью председателя парламента Андриана Канду.

Национальная стратегия обороны на 2018-2021 годы и План действий по ее внедрению разрабатывались межведомственной рабочей группой, созданной в 2016 г. В нее вошли представители 23 органов и учреждений из оборонного сектора. После того, как документы поступили из правительства, депутатам понадобилось меньше месяца для их рассмотрения и принятия в окончательной редакции.

Стратегия выделяет шесть направлений, с которыми связаны национальные интересы. Это обеспечение суверенитета, независимости, единства и неделимости государства; гарантирование стабильного и устойчивого развития государства; европейская интеграция; территориальная реинтеграция; благосостояние граждан; вклад в обеспечение международной безопасности. В документе говорится о «твердых намерениях государства создать среду, в которой граждане могут жить в условиях безопасности и процветания».

Нейтралитет и «дружба» с НАТО

«Молдове жизненно необходима новая стратегия обороны. Это один из самых важных политических документов, согласованный с реалиями сегодняшнего дня. В его разработке участвовали многие госучреждения, гражданское общество. Геополитическая ситуация в Молдове изменилась, речь идет об информационной войне, о повышенном интересе некоторых стран к этому региону. Стратегия также затрагивает проблемы укрепления принципов правового государства, борьбы с коррупцией, урегулирования приднестровского конфликта», — отмечают авторы документа.

В стратегии перечислен ряд угроз и рисков на международном, региональном и национальном уровнях. В их числе –использование инструментов пропаганды, атаки на критическую инфраструктуру страны, кибератаки, нелегальная миграция, незаконный оборот оружия, террористическая деятельность. В документе выражается озабоченность «дестабилизацией и конфликтом на территории Украины», а также «существованием возможности расширения зоны нестабильности к границам Молдовы».

Одним из положений, вокруг которых развернулись жаркие дискуссии, стал нейтралитет Молдовы. Авторы стратегии отмечают, что ее центральным пунктом является нейтральный статус страны, что также указано в Конституции РМ. В документе признается необходимость сохранения нейтралитета РМ, но не сделан акцент на его укрепление, как это предлагал президент. Напротив, в стратегии подчеркивается, что «нейтралитет означает не изолированность, а участие страны не только как потребителя безопасности, но и как активного участника в развитии международных отношений».

Более того, новая стратегия обороны предполагает более тесное сотрудничество с НАТО. В ней говорится об «усилении и углублении отношений с Организацией Североатлантического договора при сохранении нейтралитета». Отмечается, что «вследствие решений Варшавского саммита НАТО ожидается рост военного присутствия на восточном фланге альянса, а также консолидация партнерских отношений, в том числе с Республикой Молдова». В то же время Кишинев «не позволит использование своей территории иностранными силами для принятия ими мер военного характера, направленных против другого государства».

В качестве отдельной угрозы выделена химическая, биологическая, радиологическая и ядерная опасность. Авторы отмечают, что соответствующие материалы и оборудование для их использования, включая боевое, могут причинить вред жизни и здоровью населения, окружающей среде и государственному имуществу. На обороноспособность способны негативно повлиять также природные бедствия или техногенные катастрофы. По мнению разработчиков стратегии, они могут возложить дополнительное бремя на оборонные ресурсы, в особенности, «если это происходит одновременно с агрессией».

«Военные риски» Приднестровья

Предметом споров стало и включение в число рисков «военного потенциала приднестровского региона РМ», а также присутствия российских вооруженных сил в Приднестровье. В частности, отмечается, что «в восточном регионе РМ пребывает значительное число сепаратистских военных и военизированных сил, которые обладают существенной оперативной способностью, что подрывает и угрожает территориальной целостности страны».

Подчеркивается, что группа российских войск находится на территории РМ «без законного согласия Республики Молдова в противовес конституционным положениям». Пребывание иностранных военных в Молдове, согласно документу «представляет собой риск для национальной безопасности в контексте возможной эскалации региональной ситуации».

В контексте экономических трудностей, с которыми сталкивается регион, авторы стратегии предупреждают, что сепаратистский режим будет продвигать политику противостояния с конституционными властями. В то же время «ухудшение отношений между Российской Федерацией и Западом создает ситуацию нестабильности, которая порождает или способствует распространению новых рисков и угроз в регионе».

В документе отмечено, что Кишинев ценит сотрудничество между Россией, ЕС и США в приднестровском урегулировании. Так, «благодаря достижению определенного прогресса в урегулировании приднестровского конфликта появилась реальная перспектива преобразования миротворческих сил в Приднестровье в гражданскую миссию под международным мандатом». Молдова «продолжит поддерживать с Россией открытый и прозрачный диалог с целью выявления решения по выводу российских войск и уничтожению и/или вывозу боеприпасов, складированных на территории РМ».

Говоря о сотрудничестве с США, авторы стратегии меняют тональность своей риторики. «Еще со времен Декларации независимости РМ Соединенные Штаты Америки существенно содействовали развитию Республики Молдова во всех сферах, включая сектор обороны. РМ продолжает надеяться на поддержку США, стратегического партнера страны, в консолидации и продвижении основных реформ, необходимых в области безопасности и обороны страны», — подчеркивается в документе.

От Румынии в Молдове ждут поддержки в реформе сектора обороны и продвижении интересов страны на международном уровне. «С точки зрения добрососедских отношений и сотрудничества между РМ и Румынией, особое внимание будет уделено сотрудничеству в области обороны, которое предусматривает продолжение процесса реформирования национальной системы обороны Молдовы». Авторы отмечают, что «все двусторонние действия будут направлены на укрепление интересов РМ в международных отношениях на основе конституционного статуса нейтралитета».

«Противоречивый документ»

На протяжении всего периода рассмотрения стратегии некоторые эксперты и оппозиция подвергалиее критике, отмечая политическую составляющую и даже называли «бессодержательной». Так, социалисты неоднократно заявляли, что стратегия была создана по заказу союзников правящей партии и нацелена на ухудшение отношений с Россией. В день утверждения стратегии Игорь Додон обнародовал документ под названием «Позиция президента в отношении обеспечения безопасности РМ и ее граждан посредством укрепления конституционного статуса постоянного нейтралитета страны».

Партия коммунистов считает, что стратегия не доработана и включенные в нее термины нуждаются в уточнениях. ПКРМ, в частности ,предлагала учесть, что решить приднестровскую проблему возможно только мирным путем. «Предлагаю провести демилитаризацию страны, потому что в этих условиях мы можем куда быстрее и проще решить приднестровский вопрос. Они тоже должны провести демилитаризацию», — отметилглава ПКРМ Владимир Воронин на заседании парламента.

В то же время лидер Приднестровья Вадим Красносельский после принятия стратегии заявил, что она представляет угрозу для региона и выступил против вывода российских войск. Комментируя документ, приднестровский эксперт, директор Института социально-политических исследований и регионального развития Игорь Шорников отмечает, что стратегия «разработана на основе устаревшей оценки военно-политической ситуации в Европе и внутренне противоречива».Он считает, что реализация стратегии «будет представлять собой отход от закрепленного в Конституции нейтрального статуса Молдовы».

По мнению экс-министра обороны, лидера ЛДПМ Виорела Чиботару, вся законодательная база, касающаяся вопросов национальной безопасности и обороны, нуждается в совершенствовании. «Международная обстановка и факторы безопасности вокруг Республики Молдова ухудшаются и приносят новые вызовы для страны. Молдова должна более четко определиться с тем, чего она хочет. Однако этого не делается, и страна превращается в буферную зону, в которой ничего не происходит», — считает Чиботару.

Программный директор Института развития и социальных инициатив Viitorul Вячеслав Бербека говорит, что реализовать инициативы в области обороны и безопасности довольно сложно из-за разногласий между правительством и президентурой. По его мнению, продвижению в этих вопросах может способствовать реформирование госучреждений. «В ситуации, когда Молдова считается государством с гибридной демократией, это влечет определенные проблемы. РМ – самое бедное государство в Европе. Это означает, что оно провоцирует миграцию, преступность и многие другие проблемы», — полагаетБербека.

Эксперты отмечают, что новая стратегия лишь в некоторой степени отвечает вызовам, касающимся нестабильной ситуации в регионе и серьезным проблемам внутри страны. Кроме того, частично она дублирует нормы принятой недавно Концепции информационной безопасности, а также включает в себя положения, которые традиционно относятся к сфере регулирования Стратегии национальной безопасности.

Многие обращают внимание, что документ рассчитан на формирование в РМ профессиональной армии, предполагая рост бюджетного финансирования сектора обороны и безопасности. В частности, для укрепления операционных возможностей Национальной армии финансовые расходы будут увеличены более чем вдвое – с 625 млн леев в 2018 г. до 1,5 млрд в 2025 г. Эксперты отмечают, что для бюджета РМ такие расходы для реформ в вооруженных силах и содержания армии непосильны, соответственно, авторы документа, скорее всего, рассчитывают на совместные проекты с иностранными партнерами. На этом фоне высказывается озабоченность тем, что финансовая поддержка армии из-за рубежа, за счет стран НАТО, негативно повлияет на нейтральный статус Молдовы.

Виктор Суружиу

noi.md

Добавить комментарий

Комментировать...