Аналитика

Гагаузия и реформа публичного управления: административные и политические риски

Прошедший год стал годом реформы публичного управления Республики Молдова. Были оптимизированы структуры власти, причём не только министерства, но и профильные ведомства в территориях. Вместо районных структур различных служб появились несколько региональных центров. Перекройка административной субординации ряда ведомств вызвала недовольство властей Гагаузии, которые усмотрели в реформе ущемление своих полномочий. Но, как выяснилось, недовольны изменениями и соседние с автономией районы, мнения властей которых в Правительстве не спросили.

Реформа без диалога

В начале 2017 года произошла реформа Государственной налоговой инспекции. Помимо того, что ведомство стало называться Государственной налоговой службой, вместо районных структур так же было создано четыре подразделения ГНС. Одно из таких подразделений, отвечающее за все южные районы республики, в том числе, Гагаузию, было размещено в Комрате. Однако, вместо, казалось бы, роста административного потенциала, эта реформа означала для Гагаузии лишение собственного управления налогового администрирования, поскольку руководство нового подразделения не входит в Исполнительный комитет автономии и подчиняется напрямую Минфину.

Народное Собрание Гагаузии обращалось по этому поводу в Парламент с призывом внести в проект закона о Государственной налоговой службе отдельную статью о налоговой службе Гагаузской автономии, где были бы расписаны вопросы субординации, процедуры назначения руководства, компетенции гагаузского подразделения налогового ведомства. Реформа, тем не менее, состоялась в том виде, в каком её продвигало Правительство.

Буквально две недели назад местные власти Чимишлийского района обсуждали негативные последствия размещения регионального казначейства южного региона в Комрате. Раньше местные власти имели казначейство в своём районе, а теперь примары и бухгалтера вынуждены ездить в Комрат.

«Наше мнение не приняли во внимание. Union Fenosa базируется в Комрате, налоговая инспекция. Осталось еще передать социальную помощь и кассу страхования в Комрат»,  — заявил на встрече примар села Жавгур Георге Вакарчук.

Представители местной власти отметили так же, что официальные лица в Комрате не владеют румынским языком, а бухгалтеры Чимишлии не говорят по-русски. Это приводит к сложностям, поскольку документы поступают из Комрата в примэрии Чимишлийского района на русском языке.

Ситуация с оптимизацией казначейств напрямую не касается полномочий Гагаузии, но показывает изъян реформы – она внедряется без учёта интересов местных властей.

Об этой проблеме подробно говорилось на прошлой неделе на состоявшейся в Кишинёве презентации мониторингового отчёта, подготовленного экспертами IDIS Viitorul и посвящённого оценке реализации Правительством реформы публичного управления.

Автор мониторинга, политический эксперт Виорел Пырван подробно рассказал, что правительство не посчитало нужным пойти по пути диалога.

«Мы обнаружили, что много информации или не было донесено до общественности, или было опубликовано на нескольких интернет-ресурсах. Публичные слушания должны предполагать участие всех заинтересованных сторон, которых затрагивает реформа», — заявил Виорел Пырван.

Административный центр и политическая автономия

Есть ли в этих примерах целенаправленная политика центральных властей – отдельный вопрос. Какой то системности и последовательности со стороны Кишинёва не видно, то есть, все издержки и негативные отзывы – это, скорее всего, результат отсутствия тех самых консультаций с местными властями. Правительство формально озаботилось интересами местных сообществ, но не потрудилось идентифицировать, в чём этот интерес, собственно, состоит.

Кстати, один из следующих этапов реформы – сокращение числа примэрий. И по этому вопросу уже сегодня можно прогнозировать грядущие жаркие дискуссии Комрата и Кишинёва. По Закону об особом правовом статусе Гагаузии, Народное собрание обладает полномочиями решать вопросы административно-территориального устройства автономии. Что бы эти дискуссии проходили в формате консультаций, не переходящих грань политических обвинений, их нужно начинать уже сегодня.

Когда Комрат пытаются изобразить южной столицей Молдовы, местные жители, скорее всего, воспринимают это с воодушевлением. Но такая ситуация вызывает резонные вопросы со стороны уже Кагула. Этот город имеет все основания и потенциал быть административным центром юга республики. Это неуместное противостояние, где нет довольных с обеих сторон.

Гагаузия – политическая автономия. Нужно понимать, что любое переформатирование правительственных территориальных структур, которое не будет совпадать с административными границами автономии, повлечёт недовольство. Как этого избежать? Ответ на поверхности – нужно разделить региональные подразделения — для южных районов одно, а для Гагаузии – другое.

Этот принцип уже реализован в Стратегии регионального развития, согласно которой в Молдове созданы регионы развития Север, Кишинёв, Центр, Юг и – отдельно – Гагаузия. Насколько эффективным будет такой шаг с точки зрения административной и финансовой оптимизации – на этот счёт могут (и должны!) быть дискуссии. Но в политическом плане это оправдало бы себя, поскольку позволило бы уйти от многих спекуляций и лишней напряжённости.

 Вячеслав Крачун, Комрат

Добавить комментарий

Комментировать...